Благословенная Калужская земля

«Когда входите в монастырь, пусть ваша душа открывается навстречу любви Божией. Там все освящено, столько душ молится, подвизается, живет жизнью Божией» Старец Порфирий Кавсокаливит

Благословенная Оптина

Иоанно-Предтеченский Скит Оптиной Пустыни

Клыково. В гостях у матушки Сепфоры

Казанская Амвросиевская женская пустынь, что в Шамордино

Успения Пресвятой Богородицы Калужская Свято-Тихонова Пустынь

Рождества Пресвятой Богородицы Свято — Пафнутьев Боровский монастырь

Калужская земля… Быть может, не самая большая на великой Руси, но от этого – не менее прекрасная. Прекрасная своим историческим наследием, талантливыми писателями, учёными, художниками и музыкантами, вековыми лесами по берегам Угры и Оки, и, конечно же, – своими духовными святынями, куда вот уже сотни лет стремятся паломники со всего православного мира.
Первые упоминания о городе Калуге «на реке Оке, на высоком левом берегу» встречаются в 1371 году, в грамоте литовского князя Ольгерда к Вселенскому Патриарху, в котором о Калуге говорится как о пограничном городе, лежащем между владениями Москвы и Литвы. О самом же происхождении названия «Калуга» существует немало гипотез. Некоторые исследователи ищут созвучия с названием города в словосочетаниях «Ока-луга», «около луга», другие считают, что произошло оно от древнерусского «калыга», обозначающего «забор», «ограда», «улица», третьи – что «калуга» по местному диалекту – «полуостров, оток, калач». Почти три века подряд Калуга играла роль береговой крепости Московии на Оке, здесь, недалеко от устья Угры, был давно завязан тугой стратегический узел не только речных, но и сухопутных путей, ведущих к Москве из Литвы и Польши, из степной Орды. Не раз выдерживала крепость осады и штурмы, горела, разрушалась. Не раз возрождалась и отстраивалась заново, отбивая от своих могучих стен врага. Но к концу XVII века город утрачивает значение крепости, тем более пограничной – границы Московского государства далеко отошли от её пределов. Калуга становится богатейшим торгово-купеческим городом, наступает его архитектурный расцвет.
Об этом городе с более чем 600-летней историей, городе-крепости на крутой излучине Оки, городе воинов и ремесленников, купцов и промышленников, дворян и духовенства, крупном губернском центре можно говорить очень много, впрочем, как и о людях, которые в разное время жили и творили на калужской земле. Каждый век приносил своих героев. Здесь рождались строки «Братьев Карамазовых» Ф.М.Достоевского. Калужский край запечатлен в творчестве А.С.Пушкина, И.С.Тургенева, А.Н.Толстого, А.П.Чехова, вдохновлял писателей А.П.Сумарокова, К.Г.Паустовского, поэтов М.И.Цветаеву, Н.А.Заболоцкого. И, конечно, всем известны такие имена, как адмирал Д.И.Сенявин и маршал Победы Г.К.Жуков, славянофилы, братья И.В. и П.В.Киреевские, математик с мировым именем П.Л.Чебышев, выдающиеся русские художники И.Я. Билибин и И.М.Прянишников, композиторы Н.П.Будашкин, Н.П.Раков, С.И.Туликов. Это и «колыбель космонавтики», связанная с именами гениальных К.Э.Циоловского и А.Л.Чижевского.
Сейчас Калуга – центр культурного и художественного расцвета, необыкновенно красивый город. Ещё Н.В.Гоголь, побывав в Калуге в середине XIX века, был поражён обилием архитектурных сооружений, выполненных в различных стилях. Во время небольшой экскурсии по городу мы также имели возможность в этом убедиться – увидели главную площадь Старый Торг, знаменитые Гостиные ряды, Никитскую церковь и Храм Иоанна Предтечи, Государственный драматический театр – один из старейших в России, на сцене которого блистали русские актёры М.С.Щепкин, П.М.Садовский, П.С.Мочалов, М.Т.Савина. А совсем недавно возле театра был установлен единственный в России памятник театральному зрителю – девочка, которая просит лишний билет, ведь табличка на кассе «На сегодня все билеты проданы» стала для калужского зрителя привычной. Завораживает своим колокольным перезвоном главный символ города – Троицкий кафедральный собор – величественное сооружение в стиле русского классицизма, возведенное по смелому решению архитектора Ясныгина. Знамениты города Калужской области: Малоярославец, где в 1812 году прогремели героические сражения, не давшие Наполеону повернуть войска на юг России; Жуков – родина прославленного полководца, четырежды Героя Советского Союза Г.К.Жукова; Обнинск – наукоград, город высоких технологий, где была построена одна из первых в СССР атомных станций; Таруса – средоточие прославленных деятелей искусства, и ещё множество замечательных городов и посёлков, с которыми связаны значительные вехи в истории России.
Я считаю, что мне очень повезло, ведь делегация, в которую я вошла, отправилась в Полотняный Завод. Посёлок с таким необычным названием имеет свою особую славу, уникальную, богатую интересными фактами историю. В 1718 году здесь, на берегу реки Суходрев, по указу Петра I калужским купцом Тимофеем Филатовичем Карамышевым был построен завод по производству парусного полотна для нужд создающегося флота, а затем и «бумажная мельница». Это вдохнуло жизнь в тихий, замкнутый со всех сторон лесами погост. Его прежнее название – «Взгомонье» – постепенно забывалось, а посёлок стали называть по имени фабрики. После смерти основателя посёлка и полотнянозаводской мануфактуры, имущество и постройки фабрик перешли к компаньонам-совладельцам: Григорию Ивановичу Щепочкину и молодому «горшечнику» из числа калужских посадских людей Афанасию Абрамовичу Гончарову, последнему из которых, благодаря цепкому уму и невиданной доселе настойчивости, удалось добиться в своём деле невероятных успехов. Под парусами, полотно для которых ткали российские умельцы гончаровской фабрики на берегах холодной, удивительно извилистой, с чудным названием речушки, бороздили моря и океаны русские эскадры, чуть ли не вся английская флотилия и половина французской, а бумажная мануфактура считалась одной из крупнейших в Европе. Вскоре Афанасий Абрамович, потомок гончаров, был произведён в дворянский чин, мог похвастать тем, что с ним когда-то вёл переписку император всея Руси Пётр I , а в его доме в Полотняном останавливалась сама государыня – Екатерина Великая. К сожалению, потомки Гончарова не унаследовали его мудрость. Уже внук Афанасия Абрамовича, Афанасий Николаевич Гончаров, ведя жизнь беспечную и шумную, в лучших традициях наследников миллионеров полностью растратил фамильное состояние в несколько миллионов рублей. Постепенно его дела становились всё более и более запутанными. Единственное, что отвлекало помещика от тяжких дум – любимая внучка Ташенька, часто приезжавшая в Полотняный из Москвы. Это была та самая Наталья Николаевна Гончарова, которая в 1828 году на балу у танцмейстера Йогеля вскружила голову Александру Сергеевичу Пушкину. Несмотря на все препятствия на пути к их счастью и то, что Наталья Николаевна была фактически бесприданницей, в феврале 1831 года свадьба Гончаровой и Пушкина всё-таки состоялась.
А.С.Пушкину довелось дважды посетить Полотняный и освятить это место своим присутствием: в 1830 году, во время знакомства с дедом невесты (отец Ташеньки, Николай Афанасьевич — младший, был душевнобольным и в делах участия не принимал), и в 1834, уже будучи мужем Натальи Николаевны. Александр Сергеевич очень полюбил уютноё гнёздышко на берегу Суходрева – сюда он написал множество писем жене, в одном из которых читаем такие строки: «Эх, кабы Заводы были мои! Меня бы в Петербург не заманили и московским калачом! Жил бы себе барином…» Пушкин подолгу гулял в огромном тенистом парке возле усадьбы Гончаровых, любовался живописными видами с берегов реки, пользовался богатой гончаровской библиотекой, однако ни одного своего произведения здесь так и не написал…
Усадьба Гончаровых, где жил великий поэт Александр Пушкин и его прекрасная мадонна, была и остаётся главной достопримечательностью Полотняного Завода, его «сердцем». Сейчас в огромном трёхэтажном особняке дворцового типа, построенном в строгом архитектурном стиле классицизма, разместились местная библиотека, музей и детская школа искусств имени Н.Н.Гончаровой.
На первом этаже усадьбы, где множество извилистых проходов и потайных комнат, а под низкими сводчатыми потолками витает дух гончаровского поместья, разместилась библиотека. Войдя внутрь, сразу чувствуешь, что это настоящий «храм» книг – атмосфера прямо таки настраивала на глубокие размышления и откровенное общение с книгой.
А затем у нас была увлекательнейшая экскурсия по музею усадьбы. Если бы не фотографии под стеклом и ограждения в комнатах, я бы никогда не подумала что это музей – здесь особая атмосфера, а комнаты хранят отпечаток былого блеска и роскоши. Вот степенно смотрит на всех с портрета основатель усадьбы Афанасий Абрамович Гончаров, а стоит открыть дверь – и мы окажемся в полукруглой Китайской комнате, а затем и в Мраморной, приготовленных хозяином специально для приезда Екатерины Великой. Всё так же стоит на столе мейсоновский фарфор в столовой, а открытая крышка рояля в Бежевом зале словно приглашает сыграть вальс! В конце XIX века здесь был устроен театр для рабочих фабрики, на сцене которого состоялась как актриса О.Л. Книппер-Чехова, выступала Е.Ф. Гнесина… А нынешние музейные работники даже в мелочах стараются сохранять «дух» усадьбы. Когда-то заводские купцы привезли из Китая для разведения канареек, да превратили это дело в промысел. Из Полотняного «разлетелись» по губерниям певчие птички, а сейчас почти в каждой комнате музея всё так же стоят клетки с разноцветными канарейками!
В октябре 1812 года в Полотняном Заводе расположился штаб Кутузова. Главнокомандующему отвели одну из лучших комнат гончаровского дома на третьем этаже. С того времени её стали называть «кутузовской». Сейчас на третьем этаже дома, где традиционно жили детские гувернёры, расположена замечательная детская школа искусств. Трудно поверить, что в небольшом рабочем посёлке находятся дети, которые и рисуют, и поют, и играют на народных инструментах, и поделки мастерят. А может, их вдохновляют те же красоты парка и живописные пейзажи, что давали творческие силы и Пушкину?
Уезжать из гостеприимного Полотняного Завода – этого живого памятника вековых традиций, очень не хотелось. Уже на пути в Тихонову пустынь, куда мы ехали из Полотняного, в голове постоянно вертелись строки, написанные великим Пушкиным, а особенно «…на свете счастья нет, а есть покой и воля». Однако монахи Свято-Тихонова монастыря сумели опровергнуть эти слова. Ведь для них в ежедневно покаянии слились воедино и счастье примирения с Богом, и душевный покой, и воля. В этой обители, основанной угодником Божьим Тихоном ещё в далёком 15 веке, в эпоху духовного расцвета Святой Руси, на удивление спокойно – во время нашего приезда в монастыре, кроме послушников, не было ни души. По церковному преданию, преподобный Тихон Калужский принял монашеский постриг в Московском Чудовом монастыре, а затем, из-за любви к уединению удалился в дремучие леса неподалёку от Калуги. Жильём ему служило дупло исполинского дуба, пищей – травы и коренья, питьем – вода из колодца, ископанного им самим. С молитвой и терпением совершал преподобный свой подвиг уединённого жительства, за что и сподобился от Господа дара прозорливости и рассуждения. Находясь в этой намоленной и освящённой подвигами многих поколений монашествующих обители, мы имели возможность приложиться к мощам Преподобного Тихона, которые находятся в храме с иконостасом редкой красоты, и, конечно же, зачерпнуть святой воды из того самого колодца, который когда-то выкопал Святой. Скит в дубовом лесу, где расположен чудотворный источник, являл полную противоположность с храмами монастыря – множество людей с бутылками, вёдрами и канистрами выстраивались в очередь, чтобы набрать ледяной кристально-чистой воды. Вода из колодца обжигала лицо и руки, но после этого на душе стало удивительно легко – будто и нет усталости, что накопилась за день, будто ещё один ангел взял нас под своё надёжное крыло и понёс душу высоко-высоко над вековыми лесами Тихоновой пустыни…
Недалеко от города Козельска, на живописном берегу реки Жиздры, в зелени дремучего бора, засеки которого когда-то давно служили защитой от набегов татар и Литвы, поэтично раскинулась со своими церквами и многочисленными бойницами Оптинская Введенская Пустынь – один из самых знаменитых в православном мире монастырей. На протяжении столетий сюда шли писатели, учёные, простой люд и образованный, именитые люди и люди, которые просто искали помощи в своей жизни. Именно здесь многие почувствовали всю силу и красоту нашей веры, той веры, из которой даже в самые тяжкие времена черпались непонятные для многих отвага, мужество и крепость духа… Да и сейчас в Оптину пустынь стекается множество паломников со всего мира.
Уже подъезжая к монастырю, казалось, что и солнце стало светить ярче, и лица стали дружелюбнее – сила святого места чувствовалась на расстоянии. По преданию, монастырь был основан в 15 веке раскаявшимся разбойником Оптой. Архитектурный ансамбль монастыря – возрождённые прямо таки из руин здания и храмы – стоящая на границе Руси обитель не раз подвергалась множеству бедствий: её разоряло литовское войско, её упраздняли, доводили до опустошения. В начале XIX века Оптина Пустынь начала возрождаться. Здесь, по примеру древних обителей и Афона соблюдалось старчество, известное только в немногих русских монастырях. После октябрьской революции монастырь был подвергнут чудовищному разорению – 20-е годы постепенно выгнали всех монахов, обезглавили многие уникальные храмы, сравняли с землёй могилы старцев… Только в 1987 году унылые развалины монастыря великодушно вернули верующим. Первым монахам было очень трудно – всё приходилось начинать с нуля, но в год 1000-летия крещения Руси в стенах Оптиной всё-таки состоялась первая служба. Многие реставрационные работы продолжаются и сейчас, но самое главное – монастырь действует, туда не иссякает поток прихожан, а на автомобильной стоянке возле монастыря – множество автобусов с надписью «Паломники».
Что же привлекает сотни людей в стены обители? Наверное, не величественные соборы, не высочайшие колокольни, не седые стены монастыря и не драгоценности ризницы, а одно из самых удивительных и уникальных явлений в православном мире – старчество. По сути, старец – это мудрец, у которого можно спросить совета касаемо любой житейской проблемы. Старцы, имея чистое сердце, могли распознать добро и зло, чувствовали волю Божью. Они обладали особым даром духовного рассуждения, прозорливости, исцеления. Оптинское старчество было преемственным и продолжалось целое столетие, пережив немало зим как в прямом, так и в переносном смысле, и дав православию 14 старцев. Неудивительно, что к ним приезжали посоветоваться и даже поработать в уединении многие учёные, философы, писатели.
Святые места, несущие отпечаток вековой мудрости… Места, где родилась новая философия, появился новый человек… Само пребывание нас здесь – маленькое чудо. Никакими словами нельзя передать то светлое ощущение, которые мы испытали, войдя в стены монастыря. Природа и человек сделали здесь все, чтобы создать чудный, уютный уголок, в мечтательной тишине которого невольно забывается жизнь с ее обычными нуждами и заботами. В Оптинских храмах пахнет свечным воском и ладаном, повсюду разносится аромат цветов. Под их сводами ощущаешь себя наедине с Создателем – и течение мыслей идёт по другому кругу, и суматошная жизнь начинает казаться такой призрачной и зыбкой… Вопреки ожиданиям, здесь не встретишь ни угрюмости, ни отчуждения, ни неприязни – в глазах монахов лишь дружелюбие и бескорыстное желание помочь. Мы побывали практически во всех храмах обители, приложились к мощам Преподобных старцев, и даже посетили знаменитый Оптинский Скит – построенное ещё в 1821 году скромное жилище старцев. В одной из этих строгих комнат трудился и отец Амвросий – один из самых известных старцев-мудрецов. К его келье стекались за советом и утешением люди всех сословий и возрастов со всей России. По всеобщему и единодушному признанию старец был глубочайшим знатоком сокровенных движений души, опытнейшим разрешителем духовных и житейских недоумений, мудрейшим и любвеобильнейшим наставником. А после встречи с ним поражённый Достоевский создаст в романе «Братья Карамазовы» образ старца Зосимы.
Духовного утешения у старцев в стенах Оптиной искали Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев, А.С. Хомяков, С.А. Нилус, С.А. Есенин, А.А. Ахматова, Л.Н. Толстой, братья Киреевские. Об Иване Васильевиче Киреевском хочется сказать в особенности. Один из самых ярких представителей славянофильства, он был человеком, чья жизнь и даже смерть тесно связаны с Оптиной пустынью. Он окормлялся у старца Макария и даже одно время жил в монастыре. Там и похоронен. Будучи блестяще образованным человеком, Иван Васильевич положил начало новой философии – философии цельности духа, для которой вера была не слепым авторитетом, но высшей разумностью. Кроме того велика роль Киреевского в издании святоотеческой литературы. Под руководством старца Макария им было выпущено житие преподобного Паисия Величковского, возродившего старчество на Руси. Брат Ивана Васильевича, Пётр Киреевский, был собирателем русских народных песен, стихов и былин, великий «печальник Древней Руси». Киреевские занимали значительное место в русской философии, литературе, культуре в целом, а во время работы нашего Форума премией братьев Киреевских «Отчий дом» были награждены писатели Игорь Лихоносов и Станислав Минаков…
Что ещё можно сказать об Оптиной? Седые стены монастыря, строго оберегаемые традиции первых суровых подвижников, исцеляющая душу тишина – все это набрасывает на обитель полный благодати и привлекательности особый поэтический отпечаток. В эту обитель входишь одним человеком, а выходишь совершенно другими. Уже стоя за стенами обители, мне хотелось лишь повторить слова Николая Васильевича Гоголя: «Мне нужно ежеминутно быть мыслями выше житейских дрязг и на всяком месте своего странствования быть как бы в Оптиной пустыни…»
Старцы Оптинские, молите Бога о нас…
Вот и пролетели три дня на Калужской земле… Калуга, Полотняный Завод, Оптина пустынь, – воспоминаний об этих местах хватит ещё на долгое время. Но что ещё произвело неизгладимое впечатление, так это необыкновенно красивая природа.
Калужская земля – речной и лесной сердцевинный край России… Золотые стволы сосен, что растут по берегам Оки, уходят в небеса, а ветер ласково колышет листву могучих берёз… Не здесь ли набирались сил и духа для своих великих открытий Циолковский и Чижевский? Не отсюда ли начинался полёт дерзновенных мыслей о космосе и вселенной?
Сама Калуга также удивляет своей слитностью с природой. А что уже говорить о маленьких городках и посёлках, которые мы проезжали, путешествуя по области! Разноцветные деревянные избушки утопали в цветущих кустах сирени, а под окошками с резными наличниками тихо сплетничали старушки. Невиданной красоты пейзажи с видами на заокские селения проносились за окнами автобуса…
Здешняя природа словно желала нам долголетия: чистый воздух соснового леса придавал сил, а кукушки, которые с первыми лучами солнца будили писателей, прокуковали всем как минимум 120 лет счастливой и интересной жизни. Под ногами склоняли свои белые головки ландыши, а над головами носились целые «эскадры» майских жуков…
Вот я и дома… Моя комната. На столе – иконы, привезённые из монастырей и храмов, книги, фотографии. Вспоминаются поездки, встречи, мудрые слова… Как-то Владыка Климент в своём выступлении сказал, что калужская земля особая, Богом избранная. Я поняла, что это не случайно. На её просторах сливаются в одно русло Ока, неиссякаемые источники высокой духовности и великой православной веры, народное искусство и звонкая песня, жизнь и творения выдающихся русских людей, история и вечность… Они наполняют сердце таким редким и таким большим счастьем. Счастьем, которым мне до сих пор хочется делиться…

Тиша(501)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *