Что такое лето? (О поездке в Великий Новгород) 2009

Что такое лето? «Лето — это маленькая жизнь!» Сделать эту жизнь ярче можно с помощью каких-то новых путешествий, приключений и новых впечатлений…
Новгород не случайно называется Великим. Этот эпитет стал частью официального на-именования совсем недавно, но невозможно точно сказать, насколько давно Господином, Великим и прочая и прочая называли его наши предки.
Новгород находится в полутора часах езды от нашей Малой Вишеры и является одним из древнейших и интереснейших городов России. Человеку, неравнодушному к родной истории и просто склонному к любознательности, невозможно игнорировать этот город. К числу таких людей относимся и мы, поэтому в первый день летних каникул и направили свой путь сюда, в те места, где закладывались когда-то основы русской государственности.
Сегодня трудно и даже невозможно определить, где кончается город и начинается музей. Около 50-ти ценнейших памятников древнерусского зодчества XI-XVII веков стали частью живой структуры современного города. Здесь можно коснуться шероховатых стен храмов, увидеть древнюю плинфу и полустертую, но все же завораживающую зрителя фреску. История новгородских храмов, монастырей, оборонительных сооружений насчи-тывает много прекрасных и трагических страниц.
У историка Николая Костомарова есть интересная легенда об основании этого древнего города. «Два брата, Словена и Рус вместе со своими приближенными решили найти новое отечество. Продвигаясь на север, дошли они до озера, которое назвали Мойско. Из озера вытекала река. Гадание предсказало им, что следует остановиться здесь на жительство. У истока реки они и поселились. Озеро было переименовано в честь дочери Словена в Ильмень, а реку по имени сына Словена назвали Волхов. Основанному ими городу дали наименование Словенск.
Рус поместился у соляного колодца и основал город по имени Руса (ныне — Старая Русса). Одной из рек он дал имя жены — Порусья, а другой реке — имя своей сестры Полисть.
Много лет жили они, распространив свои владения до Ледовитого океана. Затем Приильменский край постигла беда — моровая язва. Жители разбежались, опустели и Словенск, и Руса.
Прошли годы. Услышали славяне про землю предков своих, лежащую в запустении, и отправились туда. Снова завоевали они берега Ильменя, поставили новый город, но не на прежнем месте, а выше старого, и назвали его Великим Новгородом».
А названный именем сына основателя города, Волхов величественно несет свои воды, наверное, точно также, как и тысячу лет назад, когда купеческие ладьи проходили здесь «из варяг в греки…».
Однако не только сам Новгород, но и его окрестности богаты замечательными памятниками. Они — свидетели многих славных событий в истории города, манят к себе своей сказочной красотой.
Утро выдалось солнечное и безоблачное. Мы ехали по еще не очень загруженной трассе, и, не доезжая до Новгорода сразу же за последними жилыми домами города, свернули влево от Санкт-Петербургской улицы. Асфальтированная лента дороги ведет к огромному промышленному комплексу НПО «Азот». Автобус бежит словно по зеленому коридору: мелькают осины, березы, ели, проплывают низины, заросшие мелколесьем. Не доезжая метров 300 до комплекса, мы поворачиваем налево. Наша первая остановка – деревня Вяжищи, до которой осталось километра четыре. Здесь находится Николо-Вяжищский Ставропигиальный женский монастырь.
Подъезжаем ближе, и нашему взору открывается удивительно красивый ансамбль сооружений Вяжищского монастыря, выстроенный в верховьях реки Веряжи.
Мы проходим через маленькую проходную на территорию монастыря и замираем… Изящный и величественный, обильно украшенный изразцами, постройки монастыря вы-глядят торжественно на фоне окружающей природы.
Цвет – белый и зеленый. Белые здания монастыря, зеленые купола и березы… И ощущение, что ты по земле не идешь, а плывешь…
Откуда-то из памяти возникают строчки:
«Три кота у дверей, голубиная стая под окнами.
Прохожу под крестами, кресты – это в небо мосты.
И под кожей душа все дрожит, словно кролик подопытный
Перед видом простым монастырской скупой красоты».
Наше внимание, конечно, привлек Никольский собор, трапезная с церквами Иоанна Богослова и Вознесения. Чуть поодаль стоит жилой сестринский корпус, с массивными толстыми стенами и ровными рядами закругляющихся вверху окон.
Невозможно не обратить внимание на оформление зданий. Особую красоту храмам придают изразцы. Они представляют собой почти квадратные керамические плитки, имеющие рельефный рисунок, покрытый эмалью пяти цветов: бирюзового, синего, желтого, белого и коричневого.
Смотришь на изразцы и поражаешься разнообразию рисунков: на плитках единорог, двуглавый орел, крест, ваза с крупным цветком-плодом. Много плиток с изображением вазо-на. Под вазоном раскинулись три листочка без стеблей. На изразцах покрупнее изображена большая желтая или коричневая ваза, из которой словно вырастают три сочных зеленых побега, заканчивающихся круглыми выпуклыми ягодами или большими цветками. На многих изразцах показаны животные — они всегда в движении. Вот совсем рядом изображение льва и единорога. Они очень похожи друг на друга, и только присмотревшись, мы увидели, что у единорога есть рог и копыта, а у льва – длинный хвост с кисточкой.
Интересным оказалось крупное панно из изразцов с изображением двуглавого орла, с яркими хвостами и конечностями, в когтях которых зажаты держава и скипетр.
Красиво, очень красиво. Воздух такой прекрасный…
Кстати, у монастыря удивительная особенность – «роза ветров» никогда не дует на обитель, поэтому, наверно, и воздух такой.
Зашли в храм, поставили свечи… И опять пошли осматривать территорию. Все ухожено, цветы, чистота и как-то даже не верится, что основан монастырь в XIV веке. В меже-вой грамоте 1391 года уже записано, что обитель сия существует, более того, ей принадлежали определенные угодья, а основан монастырь тремя «благочестивыми иноками» Евфросином, Игнатием и Галактионом.
История страны отразилась и на истории монастыря. Процветание, пожары, восстановление, разорение, а в 1920 году монастырь закрыли. И только в 1989 года монастырь возвращен Русской Православной Церкви. Первое богослужение в нем совершил митрополит Ленинградский и Новгородский, а ныне Патриарх Алексий II. Интересен тот факт, что сразу же после первой службы древние фрески на стенах храма, ранее чуть видные, посветлели, стали ярче.
Не хотелось уходить из этой тишины и красоты, но мы попрощались с монастырем и отправились дальше – на праздник фольклора в Витославлицы.
Когда едешь в Витославлицы, нельзя проехать мимо Юрьева монастыря. Остановились мы и здесь, тем более, что нас уже ждали.
Мы познакомились с молодым человеком Виталия, который и стал нашим гидом по монастырю. Виталий учится в духовном училище, и оказался очень хорошим рассказчи-ком и собеседником.
Знакомство с монастырем началось, конечно, со знакомства с историей рождения монастыря. Вот какую историю рассказал нам Виталий.
Монастырь Святого Великомученика, Победоносца и Чудотворца Георгия, на протяжении столетий традиционно именуемый Юрьев принадлежит к числу древнейших обите-лей России. Он был основан в 1030 году князем Ярославом Мудрым.
В 1119 году повелением князя Мстислава Великого был заложен каменный храм. Летописи донесли не только имена основателей главного храма Юрьева — князей Мстислава и Всеволода, но и имя его строителя — Петр, первое известное имя русского зодчего. Судя по удивительной красоте его творения, мастер Петр был великим архитектором. Спустя одиннадцать лет, в 1130 году, 12 июля в день Апостолов Петра и Павла новый огромный каменный собор, увенчанный тремя куполами, был освящен.
Величественный Георгиевский собор, по размерам уступающий только святой Софии Новгородской, по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры.
Новое возрождение монастыря начинается в начале XIX столетия и связано с личностью архимандрита Фотия.
Стены древних монастырей и храмов хранят множество секретов о людских судьбах. Подчас бывает чрезвычайно сложно отделить зерна от плевел и понять, правы ли были наши предки в тех или иных поступках. До нас доходят лишь запутанные легенды и рассказы, в которых один и тот же человек часто выступает то злодеем, то мучеником. С Новгородской землей связаны имена многих ярких деятелей той или иной эпохи. И вот здесь в Юрьевом монастыре и расположенной неподалеку деревне Витославлицы, на месте которой некогда стоял монастырь святого Пантелеймона, непременно сталкиваешься с таинственными рассказами о графине Орловой – Чесменской, которая была духовной дочерью Фотия.
Единственная дочь графа Алексея Орлова – Чесменского была обладательницей огромного состояния. Когда в 1822 года Фотий был назначен в Юрьев монастырь, графиня ока-зала своему духовному отцу всемерное содействие в осуществлении его планов. Она сделала в монастырь богатые вклады, на часть из которых была построена новая колокольня по проекту знаменитого Карла Росси.
При архимандрите Фотии в монастыре началось обширное строительство. Возводятся западный корпус с церковью Всех Святых, Спасский собор, восточный Орловский корпус, с кельями для монашествующих, северный — с церковью Воздвижения и южный — с церковью Неопалимой Купины. На площадях внутри монастыря разбиваются два больших фруктовых сада, цветочные клумбы и аллеи.
Чесменская пережила архимандрита Фотия на десять лет. Похоронили ее в Юрьевом мо-настыре рядом с духовным отцом. Через 70 лет в поисках ценностей большевики вскроют оба гроба, но пораженные сохранностью тел, будто вчера погребенных, не решатся их тронуть. Но в 30-е годы, когда в монастыре хозяйничали НКВД, могилу все же разграби-ли, останки выбросили. Как рассказывают сотрудники новгородского музея деревянного зодчества «Витославлицы», по особняку графини Орловой-Чесменской (там сейчас музей) ходил ее неприкаянный дух. Видно, не успокоиться было ей, пока не похоронили по-человечески. Ходят слухи, что после перезахоронения останков призрак графини перестал являться сотрудникам музея.
В 20-30-х годах ХХ века монастырь был разорен и ограблен. Во время Великой Отечественной войны здесь располагались немецкие и испанские воинские части, а испанская часть снайперов «Эдельвейс» особенно «прославилась» на фронтах Великой Отечествен-ной воны своей жестокостью. В эти годы здания монастыря подверглись серьезным разрушениям.
Только в 1991 году Юрьев монастырь возвратили епархии. И с этого времени монастырская жизнь стала понемногу налаживаться, проводится реставрация храмов и корпусов.
Мы решили немного прогуляться по территории Юрьева монастыря. Сначала подошли к Кресто-Воздвиженскому собору, который находился в углу крепостных стен на берегу Волхова. Его голубое пятиглавие с яркими золотыми звездами привлекает внимание издалека. В соборе Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста хранятся ковчеги с частицами мощей преподобных отцов Киево-Печерской Лавры, «Архимандритии всея Руси», как именовали ее в древности.
Прошли вдоль жилых построек. Поблизости стоял величественный Георгиевский собор, и мы направились к нему. Смотришь на этот двадцатиметровый храм, и почему-то сразу возникает сравнение «храм – воин». И само название Георгиевский соответствует этому. Ведь первые прославленные Церковью русские святые, такие как святой Георгий, почитались как защитники Руси, к ним обращались в годы бедствий и войн за помощью, их воспринимали как вечных соратников русских князей и воинов. Поэтому, наверно, и такое сравнение.
Затем зашли в Георгиевский собор, купили свечи и поставили к иконе Святого Георгия. Храм еще восстанавливается, мало сохранилось фресок, а после случившегося весной пожара и вовсе все закоптилось. Жаль, конечно, но работ по восстановлению храма еще предстоит много. Мы пробыли в соборе не очень долго, вскоре вышли на улицу. Вблизи от собора увидели что-то типа беседки. Виталий объяснил, что здесь когда-то был источник, но теперь воды в нем не было. Ребята справно позаглядывали внутрь колодца – а что там?
Рядом с источником уже шло ограждение — половина монастырской территории, где сад и братские кельи была огорожена. Мы только уже собрались идти обратно, как Виталий спросил: «А вы в монастырский сад не хотите сходить?» Еще бы – мы, да не хотим. Он приподнял ограждение, и мы пошли по тропинке в сад. Даже невозможно было сразу сказать — яблоневый это сад или сиреневый. Белая сирень везде, куда ни повернешься. И на фоне этой цветущей сирени – Георгиевский собор. Красиво очень. Всем нам на память Виталий сломал по веточке сирени, чему несказанно были рады мои девчонки. Кстати, эти веточки мы привезли домой, и засушили на память об этих святых местах.
Виталий рассказал, что в братском корпусе сейчас восстановлен Храм Неопалимой Купины. В храме находится новая святыня монастыря — образ Богоматери Неопалимой Купины. А ведь совсем недавно этот храм стоял пусто, так сказал Виталий и рассказал нам еще недавнюю поразительную историю обретения монастырем этой святыни.
Отлитый из бронзы образ Богоматери Неопалимой Купины, передан в монастырь Новгородским Архиепископом Львом в декабре 1996 года, в день Введения во Храм. Далеко от Великого Новгорода, в маленьком городке Южа Ивановской области живет и сейчас семья пожилых людей, муж и жена. Неподалеку от их дома, на месте старого кладбища, где по неясному преданию похоронен некий архиерей, стояла вековая сосна. Однажды во время страшной, всем в округе запомнившейся грозы дерево повалила ударившая в него молния, сейчас на этом месте остался обугленный пень. Упавшую сосну распилили на дрова окрестные жители. В один из дней упомянутые муж и жена топили, как обычно, печь, вдруг муж, по имени Георгий, пораженный зовет жену: «Смотри, в печке горит икона!».
Женщина не поверила, но глянула на всякий случай, и действительно — в огне видна была икона. Ее вытащили, оказалось, что литой образок врос в древесину соснового полена. Как не заметили его раньше, как не скользнули по нему ни топор, ни пила, неизвестно, но в пламени был обретен образ Богоматери Неопалимой Купины. Долго пытались потрясенные люди осознать, что же произошло, ходили с образком к разным священникам, потом написали письмо о необычайном происшествии дочери в Новгород, та рассказала Владыке. Пути Господни неисповедимы, икона оказалась в Юрьевом монастыре ровно тогда, когда восстанавливали в обители церковь Неопалимой Купины. Ее вложили в доску, на которой написали дерево и двух Архангелов, поддерживающих явленный в огне образ Богородицы. «Так икона и появилась у нас в монастыре», — завершил свой рассказ Виталий.
Красивое место, красивые истории, тишина, успокоение…Наверно, во всех монастырях ощущаешь наплыв таких чувств, ведь места-то святые, намоленные…
Прекрасные фотографии остались нам на память, красивые и яркие.
Мы двигались по тропинке к выходу вдоль кустов роз, когда Виталий пригласил нас посмотреть духовное училище.
Мы шли по тихим коридорам и заходили в классы. Каждый класс – свой предмет, своя история. А мимо преподавательской (это у нас учительская) прошли чуть ли не на носочках, хотя ведь знали, что выходной день, все равно, а вдруг кого-то побеспокоим…
Зашли в класс музыки. Виталий спросил: «На пианино играть умеет кто-нибудь?» У нас, конечно же, «умела играть» Наталья Матвеева. Она не только умела играть, она очаровала нас всех своей игрой, да еще и в таком месте, где острее и по-новому ощущаешь всю красоту. «Да, — сделал заключение Виталий, — а я в школе с музыкой не дружил, зато теперь наверстываю…» И рассмешил ребятишек, изобразив, как он учит и распевает ноты.
Зашли в компьютерный класс и закончили путешествие по училищу в трапезной, где нас напоили вкусным чаем с плюшками и пирогами с брусникой.
Виталий проводил нас до ворот, мы поблагодарили его за интересную экскурсию, по-прощались , вышли с территории монастыря и пошли на берег Волхова. Прошли по песчаному берегу – слева вода, в которой отражается солнце, плывут катера, а справа монастырские стены. Здорово! Фотографии получились просто отличные.
И только к двум часам дня мы, наконец-то, направились в Витославлицы. От Кресто – Воздвиженского собора, который со стороны озера кажется приземистым, тяжеловатым, пошли по дороге, которая была когда-то проложена к дому А.А.Орловой-Чесменской. Вдоль дорог посажены ивы. Эти 150-летние деревья сохранились и сейчас. Красивые и серебристые.
В живописной местности у озера Мячино и реки Волхов стоит чудесная деревня. В ней никто не живет. Это музей деревянного зодчества «Витославлицы».
На территории, где сейчас располагается Музей деревянного зодчества «Витославлицы», в XII веке был основан Пантелеймонов монастырь. Еще до возникновения монастыря здесь находилось небольшое село Витославлицы, названное так, очевидно, по имени его владельца — Витослава. Село, вероятно, было поглощено монастырскими постройками, поскольку после XII века это название нигде не встречается. Музей под открытым небом, созданный на месте этого исчезнувшего села, получил его звучное название.
В XIX веке покровительница Юрьева монастыря, графиня А.А. Орлова поставила здесь свою резиденцию — двухэтажный особняк, который сохранился до сих пор и в котором сейчас находятся музейные службы.
На территории Витославлиц вовсю гудел праздник. В этом году в музее 32 раз проводится праздник фольклора и ремесел, и название у него интересное – «Глянь, какая улица, идешь – сердце волнуется!»
Зеленые лужайки музея, галереи и крылечки построек расцвечиваются яркими праздничными костюмами фольклорных и народных коллективов, приезжающих сюда не только из сел и деревень Новгородской области, но и из-за рубежа. Весело и задорно звучат раз-дольные русские песни и частушки, плывут в хороводе певицы в длинных цветастых сарафанах, лихо отплясывают «русскую» парни в ярких косоворотках. Залюбовались мы выступлением ансамбля из Эстонии, но фаворитами этого праздника без сомнения был народный ансамбль танца из Кабардино – Черкесии, которые приехали к нам на Новгородскую землю первый раз. Смотреть их зажигательные танцы собиралась вся округа, поразило их добросердечное отношение к окружающим. Они охотно рассказывали о своем коллективе, показывали свои красивые наряды, особенно старались девушки, а ребята выступали перед нами такими истинными джигитами, сфотографировались с нами.
В каких только конкурсах не поучаствовали ребята – это и кулачные бои, и перетягивание каната, «подушечные» бои, попробовали походить на ходулях, да не у всех получи-лось – «притяжение» к земле великовато!
Зашли, конечно, мы в избы. Их в музее четыре. Ребятам интересно было посмотреть старинное убранство дома, заглянули мы и в хлев, где когда-то стояли домашние животные.
За деревней стоят амбары, кузница, мельница. А совсем в уголке мы нашли «нашу» часовенку из деревни Гарь. Она сейчас отреставрирована и среди зелени деревьев и кустов смотрелась очень приветливо. Мы, конечно же, сфотографировались на фоне часовни. Ведь это наше, родное.
Ребята все время торопили меня к торговым рядам, к так называемой Сувенирной поля-не. Чего здесь только не было! Народные умельцы предлагали нам традиционные новгородские сувениры. Каждый из ребят нашел сувенир по вкусу – кто-то купил копию берестяной грамоты, которые были найдены при раскопках, кто-то красивого медведя, а дев-чушкам приглянулись изысканные браслеты и брелоки, выполненные из выпуклых медных и мельхиоровых дисков с гравировкой, похожие на те, что носили древние новгородки. Никто из нас не ушел без сувенира!
Закончилось наше путешествие по этой красивой деревеньке у церкви из деревни Кашира – опять же наше, родное. Красивая и торжественная по оформлению церковь при-влекает к себе своей звонницей. Все праздники в Витославлицах начинаются под торжественные перезвоны колоколов на звоннице церкви. Сфотографировались мы и здесь.
Интересным получился праздник, да и вся поездка — никто из нас не скучал!
Все здесь, будто из сказки про Василису Прекрасную, Ивана-царевича и Змея Горыныча. Здесь одновременно можно побывать в старине и в собственном детстве.

Тиша(106)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *