Иоанно-Предтеченский Скит Оптиной Пустыни

Трепет объемлет, когда подумаешь, сколь священна эта земля, — этот малый участок русских пространств, на котором расположен Иоанно-Предтеченский Скит Свято-Введенской Оптиной Пустыни! Не оградой из камня или дерева он обнесен, сохраняя в себе, несмотря на все катастрофические повороты истории благодатный мир Христов, а живой, неумолкающей молитвой, достигающей небес: молитвами великих преподобных старцев Оптинских, многих поколений живших здесь иноков, богомольцев, собиравшихся сюда со всей Святой Руси. Скит был сердцем Оптиной Пустыни — местом, где бился пульс ее жизни, откуда исходила та благодатная сила, которая освящала жизнь.
Начало пустынножительству здесь положил схимонах Иоанникий, живший в начале XIX в. в глубине монастырского леса на малой пасеке. Спустя шесть лет после его кончины сюда переселились отшельники Рославльских лесов, среди которых были старцы Моисей и Антоний, которым и было поручено устройство Скита. О. Моисею с братией предстоял огромный труд: надо было расчистить от вековых сосен огромную площадь для постройки скита. Оба брата — о. Моисей и о. Антоний, вместе с наемными рабочими валили сосны и корчевали пни. Постепенно возникали по сторонам храма отдельные домики братских келлий. Были посажены плодовые деревья, кедровые орехи, которые превратились в стройные деревья и дали плоды через 25 лет.
Именно в скиту зародилось старческое руководство, но преп. Моисей был перегружен сложными настоятельскими обязанностями, а Антоний был слаб здоровьем, чтобы взять на себя ведение старчества. Для этого требовался человек, опытный в духовно-аскетической жизни, обладающий даром рассуждения, твёрдый и смелый, который мог бы преодолеть все препятствия на пути к его утверждению. Именно таким и оказался старей Лев.
Временем полного утверждения старчества можно считать начало 1840-х гг. Старчество укрепилось благодаря деятельности преп. Макарий, и достигло своего расцвета при преп. Амвросии. Именно благодатное старческое окормление привлекало сюда множество людей разных сословий и классов. Сколько здесь было пролито слез, сколько прозвучало чистосердечных исповедных признаний, сколько разорвано было бесовских пут, сколько надежд возродилось! Любовь к старцам в народе была огромная. Простые люди относились к ним с полным доверием, обращались со всеми своими духовными и хозяйственными нуждами. Именно поэтому не иссякал поток людей, стремящихся получить совет и утешение от благодатных оптинских старцев, и именно поэтому Оптина Пустынь приобрела свою известность по всей Святой Руси.
Внешний вид скита довольно точно изображен Достоевским в «Братьях Карамазовых». Небольшая розовая колоколенка из кирпича возвышалась над вратами; с двух сторон, вне ограды, расположены были «хибарки» — род приемных, куда выходили старцы для беседы с женщинами: вход в скит был им запрещен. В нем царило безмолвие. Это был прекрасный сад, полный многокрасочных цветов, растущих вокруг церкви и келий. В такой обстановке русское старчество взращивало свои лучшие духовные плоды в течение почти целого столетия. И сегодня не перестает привлекать скит своей благодатной, молитвенной тишиной множество паломников, как и сотни лет назад ищущих духовного окормления и мудрого совета.

«ИСТОРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СКИТА ВО ИМЯ СВ. ИОАННА ПРЕДТЕЧИ ГОСПОДНЯ, НАХОДЯЩАГОСЯ ПРИ КОЗЕЛЬСКОЙ ВВЕДЕНСКОЙ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ» Архимандрит Леонид (Кавелин), 1862 год.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ИОАННО-ПРЕДТЕЧЕНСКОГО СКИТА ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Тиша(36)