Новый Иерусалим. 2010

«Малая Вишера» январь 2010 год

Воскресенский ставропигальный Ново-Иерусалимский мужской монастырь не похож ни на один из посещенных ранее нами монастырей. Он, собственно, и не столько русский, сколько вселенский, всемирный и даже надмирный образ чего-то непостижимого – великого, неземного. Проникнуть в тайну Ново-Иерусалимского монастыря в наше время стремится все больше и больше людей. Попытались сделать это и мы. Обитель прекрасна в погожий день, когда в куполе главного Воскресенского храма горит неземным огнем подмосковное солнце. В отраженном свечении оно ярче. Не образ ли Вечного Солнца Правды, незаходящими лучами освещающего Иерусалим Небесный? Здесь все проникнуто вечным смыслом и все особенно, неслучайно. За триста пятьдесят лет, будто мгновение вечности пронесшихся над Новым Иерусалимом. Тогда, в середине XVII столетия, самобытная Православная цивилизация столкнулась с почти непреодолимыми препятствиями на своем уже довольно долгом историческом пути. Единственный наследник Православных Византийских Императоров Царь Алексей Михайлович Тишайший осознал себя державным Покровителем и защитником всех Православных христиан. День нас порадовал и заметным потеплением и ярким солнцем, чудесными осенними видами нашей прекрасной русской природы и, без сомнения, архитектура и состояние монастырских построек произвели на нас неизгладимое впечатление. Холм, на котором воздвигнут монастырь, — насыпной. Первоначальная ограда монастыря была деревянной и лишь в конце XVII века была заменена каменной. Когда мы приехали, день был в полном разгаре. Осенние краски, тишина. Голубое небо и былые облака отражались в куполе.. Когда мы, дойдя до Давидовой башни, обозрели внутреннее пространство, не солгу, если скажу, что несколько минут стояли молча, крутя головой в разных направлениях, вбирая в себя всё сразу и в деталях. Осенние деревья лишь оттеняли красоту окружающих нас строений. История Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря интересна и как история архитектурного сооружения и, конечно, как часть истории русского православия и тесно связана с памятью его основателя Святейшего Патриарха Никона. Обитель эта была любимейшей из трех основанных Святейшим Патриархом монастырей: Иверского, Крестного и Воскресенского. Здесь он прожил более восьми лет после своего удаления из Москвы. Все свои силы употребил на воплощение своего замысла – создать в Подмосковье точное подобие знаменитого Иерусалимского храма Воскресения Господня, чтобы дать возможность русскому народу созерцать места спасительных страстей и Воскресения Христова не подвергаясь дорогостоящему и небезопасному путешествию на Ближний Восток. Великое дело, начатое Патриархом в 1656 году, почти на 14 лет приостановилось со ссылкой Патриарха в конце 1666 года, но возобновилось усердием Царя Федора Алексеевича и благодаря старанию его тетки Царевны Татьяны Михайловны в 1679 году. В его же царствование исполнилось и желание Патриарха живым или мертвым вернуться в свою любимую обитель. Он получил позволение вернуться в Новый Иерусалим, но скончался на пути из ссылки и был погребен в приделе Усекновения Иоанна Предтечи Воскресенского собора 26 августа 1681 года (ст. ст.). После смерти Царя Федора Алексеевича, при котором все здание Воскресенского собора было доведено до сводов, строительство продолжалось при Царях Иоанне и Петре Алексеевичах и 18 января 1685 года (ст. ст.) собор был освящен Патриархом Иоакимом. Наследники царей, строивших собор Воскресения Христова, продолжали особенно милостиво относиться к Ново-Иерусалимской обители. В царствование Императрицы Елизаветы Петровны и Императрицы Екатерины II и последующих государей продолжалось благоустройство Воскресенского монастыря. В XIX и в начале ХХ века монастырь был одним из самых популярных центров паломничества. О постоянном внимании Императорской семьи к монастырю свидетельствуют богатые вклады в ризницу. В июле 1919 года по решению Звенигородского уездного съезда советов Воскресенский монастырь был закрыт, а его имущество национализировано. В декабре 1941 года Новый Иерусалим оказался в зоне ожесточенных боев за Москву, здания монастыря сильно пострадали, некоторые были полностью разрушены, сведения о разрушениях в Новом Иерусалиме фигурировали в Нюренбергском процессе. Начиная с 50-х годов, в монастыре велись активные реставрационные работы, в результате которых архитектурный комплекс монастыря был поднят из руин, начаты работы по реставрации внутренней отделки Воскресенского собора. 18 июля 1994 года Священный Синод Русской Православной Церкви слушал сообщение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II († 5.12.2008) о возобновлении деятельности Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Теперь опишу свои впечатления. При входе в монастырь перед нами открылся Воскресенский собор, сверкающий на ярко-голубом небе золотыми куполами. Все вокруг в цветах — и розы, и настурции, и ромашки. Великолепное сочетание цвета — красного, фиолетового, белого, бордового — в общем, все там радует глаз. Монастырь со всех сторон окружён кирпичными белыми стенами, выполненными в виде галерей и башен. Крепостные стены были предназначены для оборонительных целей, сегодня же это просто замечательное место для прогулок по ним и созерцания Воскресенского монастыря (кстати, у нас получилось довольно много фотографий этого монастыря с разных ракурсов — уж очень он красив и притягивает к себе взгляд). Вообще в монастыре все настолько радостное, светлое, что душа радуется. Никто за вами не надзирает, как это часто бывает в подобных местах. Людей достаточно, но никто друг другу не мешает. Фотографировать можно везде, во всех храмах — но только не во время службы. Интересную экскурсию у нас проводил иеродиакон Андрей, используя в своем рассказе много легенд, пословиц и поговорок. А когда мы выходили из гроба Господня, отец Андрей приветствовал нас громким возгласом: «ХРИСТОС ВОКРЕСЕ!» Когда попадаешь внутрь монастыря, то оказываешься перед храмовым комплексом. Впереди расположена подземная церковь Константина и Елены. Чтобы войти в нее, необходимо спуститься по лестнице вниз. Лестница вверх ведет на «Голгофу». Внутри церкви расположен источник со святой водой. Мы прихватили с собой бутылочки, и набрали воду домой. Воскресенский собор восхищает своей архитектурой. Он украшен огромным светлым куполом с тремя рядами окон. Его диаметр у основания – 20 метров, а высота – 18! Основание собора имеет круглую форму (а не четверик). Вдоль второго этажа идет необыкновенная галерея. Круговой ряд колонн придает храму загадочность, легкость, добавляет пространства. Это совсем не классический православный храм. Жаль, что он в данный момент не до конца отреставрирован, но и в таком виде он поражает воображение. Внутри храма находится усыпальница патриарха Никона. На гробнице Святейшего Никона, под Голгофой, царит таинственная, почти абсолютная тишина. Мощи Святейшего покоятся под спудом. Отец Андрей рассказал, что в тридцатые годы, когда у Церкви отбирали драгоценности, в гробу Святейшего искали вроде бы золото и алмазы. Однако акта вскрытия гробницы не существует и сказать достоверно так это или не так, опять же, никто пока что не может. Душа же Патриарха Никона навечно поселилась там, где «скиния Бога с человеками и Он будет обитать с ними… И отрет всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет» (Откровение 21, 3-4). Душа его там, куда сквозь огненные вселенские испытания он, твердо шел всю свою жизнь и куда указал кратчайший путь всем нам. Стоит побыть в обители чуть побольше и все становится на свои места. Человек раскрывается таким, каков он есть, спадает с души все притворное, суетное, ненужное. Здесь как на ладони перед Богом, да и друг перед другом тоже, стоит лишь присмотреться и тогда… «И верится и плачется, и так легко — легко…» Может быть, это место и в самом деле ближе других на земле к Царствию Небесному? Во всяком случае, невидимо ярким потоком Божией благодати с Небес оно освещается и днем, и ночью. Из Нового Иерусалима не хочется уезжать. Каждый, кто имел возможность побывать в Новом Иерусалиме, стремится сюда опять. Иерусалимский синдром? Дыхание Духа Святого. Наше трехчасовое посещение монастыря подходит к концу. Прощальный взгляд на Новый Иерусалим. Фото на память. На осенней земле перед нами – камень в меру того, что отвалил Ангел от двери Гроба, а еще подальше 100-пудовый колокол. Когда эсэсовцы взрывали храм, колокол этот, отлитый Новоиерусалимскими старцами Паисием и Сергием Турчаниновым, упал с обрушившейся колокольни и… не только не разбился, но и дивно звонит теперь, созывая всех на Литургию в Новый Иерусалим. Когда-нибудь его непременно поднимут на новую колокольню (для того ведь и не разбился), и он огласит каким-то последним неведомым словом Россию. Поездка наша удалась. Я даже не ожидала, что нам так понравится, хотя в Интернете читала, в том числе и не очень хорошие отзывы о поездках в Новый Иерусалим. Конечно, впечатления во многом зависят от времени года, когда ездишь, от погоды, настроения, но мы остались довольны. Впечатления остались самые радостные и светлые. В это место хочется вернуться. Надеюсь, что это желание сбудется в июле.

Тиша(153)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *