Обитель радости и добра. 2011 год

«Малая Вишера», июль 2011 год 

Россия — огромная и красивейшая страна! И, конечно, в ней невероятное количество достопримечательностей и удивительных мест. Рассматривая многочисленные фото России, все же трудно понять их значимость. Но, путешествуя по России, можно открыть для себя много удивительных уголков природы, которые оставят в памяти необычные впечатления. Есть у нас в Новгородской области, маленький и, может, неприметный городок Валдай. Стоит он на трассе Москва — Санкт-Петербург, на берегу одноименного озера Валдай. Ему почти пять веков! «С еловыми лесами рядом, где сквозь чащобу не пройти, между Москвой и Ленинградом стоишь как раз на полпути!» — это строки из стихотворения о Валдае и,  они точно говорят о его местоположении.  

  Когда-то, на берегу озера жил очень красивый парень — кузнец. И звали его Валда. Каждый день, на заре, он ходил умываться к озеру. Когда он наклонялся над водой, та, отражая его лицо, просыпалась от такой красоты и начинала плескаться, волны бились о берег, повторяя имя парня: «Валда, Валда….» С тех пор люди стали называть эту воду и поселение, где жил кузнец, Валдою. Со временем название изменилось на Валдаи и, наконец, Валдай.  

  Так — ли это на самом деле — никто не знает.  

  В нескольких километрах от Валдая, на одном из островов, находится Иверский монастырь. 

  К Иверскому монастырю, который расположен на острове посредине озера Валдай, ведет извилистая дорога, в местах, где можно припарковаться вдоль неё стоят машины, кто просто так, кто живёт в палатках.  

  Сквозь густую листву деревьев  хорошо виден золотистый купол Иверского монастыря.  В окружении зелени лесов и на фоне голубого неба это поистине потрясающий вид!  

  Валдайский Иверский Святоозерский Богородицкий мужской монастырь основан  в честь Иверской иконы Богоматери патриархом Никоном в 1653 году и занимает особое место в истории русского православия. Это уникальный памятник зодчества, центр изразцового производства, резьбы по дереву и по камню. 

  «На небе рай, а на земле Валдай» — так говорил патриарх Никон в XVI веке, если верить преданию. И, действительно, это необыкновенно красивое место, находящееся на Валдайской возвышенности. Патриарх Никон, крестьянский сын, достигший высшей церковной власти, ставший другом царя, оставивший в русской истории огромные след. После возвышения он пережил опалу и ссылку. Следы его деятельности мы встречаем во многих местах. Он был епископом Новгородским, и не один раз, проезжая через Валдай, любовался этим прекрасным местом. Он мечтал, чтобы это место стало новым Афоном. Так вот и возник Иверский Валдайский Свято — Озерский мужской монастырь.  

  Первым строением монастыря стал пятиглавый Успенский собор ( в 2008 году собор освящен патриархом Московским и Всея Руси Алексием II  как Иверский). Он был поставлен на самом высоком месте острова. Собор был построен в 1655 году. На его освящение патриарх Никон привез Иверскую икону Божией Матери. 

  Полное наименование Иверского Валдайского монастыря достаточно длинно и несколько необычно. Прежде всего, Иверией в древние времена называлась Грузия. Каким же образом здесь, в глубине финских озер, появилось это слово с далекого Кавказа? 

  Изначально Иверский монастырь был основан на Афоне – святой горе на одном из греческих островов. Назван было он Иверским (Ивероном) в память о его основателе, святом Иоанне Иверском. Сказывают, что сей муж был родом из Грузии и, прибыв в далеком Х веке к греческому острову, основал там монастырь. Впоследствии там же была обретена икона Божьей Матери, прозванная Иверской. Ее список и стал святыней Нового Иверона – Иверского Валдайского монастырь. 

  Остров, избранный патриархом Никоном для строительства монастыря, «был не добре велик, но зело прекрасен».  

  Повторить план Иверского монастыря на Афоне было решено на Валдайском озере. Рабочие, собранные для монастырского строительства по всей Новгородчине, пытались было поспорить с патриархом: дескать, в озере этом водится всякая нечисть, которая в виде чудищ во внеурочное время на глаза трудовому народу является, и строить монастырь никак не получается. Но эта отговорка не смутила патриарха – он отслужил молебен, погрузил на дно озера крест животворящий и нарек озеро Святым. Разумеется, строительство монастыря тотчас же продолжилось – кто же теперь поверит, что в Святом озере обретаются злые духи? 

  Для придания большего авторитета стройке село Валдай указом государя и великого самодержца всероссийского стало именоваться Богородицким. Таким образом, Иверский монастырь стал Святоозерским Богородицким. А во времена Екатерины, когда село вновь стало Валдаем, наименование монастыря обросло одноименным эпитетом. 

Теперь вот получил монастырь  столь длинное  наименование – Иверский Валдайский Святоозерский Богородицкий монастырь.  

  Сердцем же этого прекрасного монастыря является икона Иверской Божией Матери. 

  История Иверской иконы просматривается с первого века, когда по неизреченной любви к людям Божия Матерь благословила святого апостола и евангелиста Луку написать её изображение ещё во дни Своей земной жизни. Преподобный Иоанн Дамаскин писал: «Святой апостол и евангелист Лука, в то время, когда Пресвятая Матерь Божия жила ещё в Иерусалиме и обитала в Сионе, написал живописными средствами Её Божественный и честный образ на доске, дабы, как в зеркале, созерцали её последующие поколения и роды. Когда Лука представил Ей сие изображение. Она сказала: «Отныне ублажат Мя все роды. Благодать и сила Рождшагося от Меня и Моя с вами да будет». Предание приписывает кисти святого апостола и евангелиста Луки от трёх до семидесяти икон Божией Матери, в том числе и Иверскую. 

  Дальнейшая история этого образа просматривается с IX века времени иконоборческих гонений в Византии, когда по повелению императора почитателей икон подвергали истязаниям, пыткам, убивали, а сами иконы повсюду тщательно разыскивали, выкидывали из храмов и домов, рубили на куски, сжигали. Чтобы сберечь святыни от поругания и уничтожения, благочестивые люди прятали их, опускали в воды рек, морей, вручая их судьбу Воле Божией. Так случилось и с Иверским образом. 

В царствование императора-иконоборца Феофида (829-842) неподалёку от города Никия жила благочестивая вдова с сыном. У неё в доме была потаённая комната, в которой хранилась древняя икона Божией Матери. Ночами вдова молилась перед этим образом, бывшим для неё самым драгоценным сокровищем. Кто-то донёс на неё и однажды ночью в дом ворвались воины, один из них ударил икону мечом, желая изрубать её на куски. Удар пришёлся на изображение правой ланиты Пречистой, и из раны выступила кровь. Палачи испугались. Вдова на коленях стада умолять воинов пощадить икону и подождать до рассвета, пока она сможет собрать деньги на выкуп. Воины согласились, назвали огромную сумму для уплаты и не тронули икону, будучи смущёнными выступившей на ней кровью. Когда они ушли, вдова взяла святой образ и направилась с сыном к берегу моря. Долго молилась она и просила Царицу Небесную о милости к Её образу и о заступничестве за сына. Отпустив икону в воду, она с радостью заметила, что та не упала, а встала вертикально, ликом к берегу, и, скользя по водам, стала удаляться, пока не скрылась из вида. Той же ночью мать умоляла сына уйти из дома, опасаясь за его жизнь. Сама же благочестивая женщина осталась принять муки за иконопочитание. Дальнейшая судьба вдовы неизвестна. Сын же её благополучно добрался до Афона и принял там постриг. От него и узнали монахи Святой Горы об истории древней иконы. Прошло много лет, но рассказ об иконе продолжал жить в преданиях афонских иноков. Принять к себе икону суждено было Иверскому монастырю, который был основан на стыке IХ-Х веков на Афоне благочестивым грузинским полководцем Торникием. Однажды, в огненном столпе, к Святой Афонской горе приплывает по морю икона Божией Матери и становится достоянием Иверской обители. Реки чудес источаются от этой иконы, получившей именование Иверская. Они записаны в летописях Иверской обители. 

  К замечательным чудесам от иконы относится и то, что находясь при вратах монастырских, она часто не допускает входить в обитель людям, имеющим на душе какой-либо нераскаянный грех. На Святой Горе никто не сомневается в том, что когда Всесвятая Вратарница оставит Афон, то он прекратит своё существование. Это событие будет обозначать, что близок конец всей жизни на Земле, и, поэтому Афонские иноки каждую неделю приходят в часовню проверять, на месте ли Вратарница. 

  В соборном храме Иверского монастыря напротив красиво украшенных врат висит большая неугасимая лампада, которую называют «Лампада Вратарницы». Она чудесно качается по горизонтали ритмично в определенные дни. По великим праздникам — во время Богослужения, а по будним дням чаще всего неожиданно и необъяснимо. Движение лампады по будним дням показывает, что надвигается бедствие с глобальными последствиями для мира, например землетрясение, война или смертоносная эпидемия. 

  Главное служение Иверской иконы в наши дни выражено словами тропаря «От святыя иконы Твоея, о Владычице Богородице, исцеления и цельбы подаются обильно, с верою и любовию приходящим к Ней, тако и мою немощь посети, и душу мою помилуй Благая, и тело исцели благодатью Твоею, Пречиста». 

  И в самом деле, за всё время существования в России ни от одной из чтимых икон Божией Матери не было столько чудесных исцелений, сколько совершалось их от Иверской иконы. Она всегда стояла на страже, как скорая помощница людям в бедах, напастях и болезнях. И сегодня великая благодать изливается от чудотворных списков Иверской иконы. Каждый, кто приходит к ним с верою и надеждой получает помощь и исцеление. 

  Первым наместником восстановленного Валдайского Иверского монастыря был игумен Стефан – монах из Псково — Печерского монастыря. Был он человеком деятельным и очень рукодельным. Но много болел и часто лежал в больнице в Петербурге, очень тосковал по Псково — Печерскому монастырю. В июле 2009 года он отошел ко Господу. Его похоронили в Иверском Свято-Озерском монастыре. 

  После игумена Стефана наместником монастыря стал архимандрит Ефрем. Отец Ефрем – это целая эпоха в жизни монастыря. При нем в монастыре началось большое строительство и перепланировка, полностью восстановлен монастырский ансамбль. Сегодня — это действующий мужской монастырь.  

  В мае 1997 года архимандрит Ефрем, благочинный Боровического благочиния, был назначен исполняющим обязанности наместника Валдайского Иверского мужского монастыря. 

  Братия монастыря вспоминают: «В свои 56 лет архимандрит Ефрем был одним из старейших и почитаемых монашествующих священников в Новгородской епархии. Кроме того, архимандрит Ефрем имел большой жизненный и духовный опыт, а так же хорошо знал строительное дело. В дар монастырю он принес старинную икону Божией Матери Знамение, которую почитал и никогда не расставался (эта икона до сих пор хранится в алтаре одного из монастырских храмов). 

  В июне 2002 года архимандрит Ефрем сложил обязанности наместника монастыря и посвятил себя служению в Боровическом благочинии Новгородской епархии. 

  А 25 ноября 2007 года архимандрит Ефрем Определением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви вновь назначен уже наместником Валдайского Иверского Богородского Свято-Озерского мужского монастыря и с этого времени является только наместником этого монастыря. 

 Архимандрит Ефрем вспоминает: «В детстве я много паломничал, ездил в Киево-Печерскую лавру, Почаев. Там было очень красиво, народ приезжал, молился, чувствовался духовный подъем. Я всегда думал, что наш монастырь уподобится им по убранству, украшению, порядку, чистоте. И вот сейчас, я думаю, наш монастырь стал похож на те монастыри». 

   Он рассказывал о своей жизни, как трудно было быть священником даже в спокойное брежневское время. Однажды он пошел собирать травы возле кладбища, и его задержала милиция и обвинила его в том, что он тайно служит панихиды, хотя он был одет в обычную одежду. В другой раз к нему пришла на исповедь женщина вся в слезах. Она призналась, что написала на него ложный донос, так как иначе ей угрожали арестовать ее дочь. Вот такие были времена. За одно лишнее слово могли лишить права быть священником.        

   О сегодняшней жизни архимандрит судит по-своему: «Раньше русские люди не придавали такого значения деньгам. Имели деньги — делали добрые дела, строили храмы.  

А сейчас дух времени такой, что всем нужны большие деньги. А нужно ли столько? Суетимся потому, что потеряли веру, смысл своей духовной жизни.  

А как же выживали наши родители? Война, после войны голод, детей в семьях — много. А если отец не вернулся с войны, одна мама давала им все необходимое для жизни. Народ жил по своим средствам. И нам тоже надо учиться: не гнаться за богатством.  

Самое главное — быть богатым духовно». 

  Отец Ефрем тепло относится не только к братии монастыря, но и ко всем прихожанам монастыря.      

  Проведя неделю в Иверском, невольно становишься участником монастырской жизни, общаешься с теми, кто там живет. 

  Первым, кто привлек мое внимание, был иеродиакон Савватий. Он так тщательно кропил на службе кадилом, как – будто хотел, чтобы каждый из присутствующих на службе обязательно  унес с собой частичку той благодати, которая есть в храме. А еще батюшка любит кормить птичек. Сама неоднократно наблюдала, как он после обеда в миске выносит остатки еды на берег озера, где его уже ждут чайки и голуби. 

  Очень давно в монастыре живет отец Виктор, человек удивительной скромности. Он многие годы знакомит паломников с монастырем.  

  Привлекает внимание и иеромонах Борис. Отец Борис очень музыкален. Он заменяет чуть ли не весь хор на монастырских службах. А еще его очень любят ребятишки, которые живут сейчас в монастыре. Все свободное от послушаний время, он проводит с ними.  

  Монастырь живет своей жизнью. Все по расписанию – службы, послушание, завтраки-обеды-ужины и обязательная вечерняя прогулка около озера. 

  Озеро — совершенно потрясающее место! Мостки спускаются к воде, заходящее солнце освещает кроны деревьев, тихий плеск волн  едва различимым фоном звенящей тишины пробуждающейся природы – в оцепенении стоишь и долго не решаешься сделать какое-то движение. 

  Лучи заходящего солнца подсвечивают воду озера теплым желтым цветом, тени окружающих сосен приmso-spacerun: yes;дают картине немного загадки, все кажется чем-то сказочным, необычным и в то же время – естественным. 

  Коротенькая тропинка от стен монастыря спускается прямо в озеро. Глядя отсюда вниз, на едва различимую рябь на воде, начинаешь понимать, почему с таким благоговением рассказывают люди о Валдае. Это, действительно, непередаваемые чувства – и ни фотоаппарат, ни обильное плетение словес не сможет передать всей прелести тех коротких вечеров, которые я провела в монастыре…  

  Наверное, именно здесь я впервые осознала значение фразы «слушать тишину».

Тиша(213)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *