Пещеры, горы, водопады… И не на юге, а у нас

2011 год

Холодная темнота, низкие своды, песок под ногами, вереница мерцающих свечей… Лестница, устремлённая, кажется, к самым небесам, ярко-голубые купола на уровне глаз, жёлто-красное ликование осенней листвы. Такие вот контрасты встретились нам на Псковщине.

Наш древний западный сосед

Стыдно признаться, но в Псковской области, хоть до неё рукой подать, я не была ни разу. Вроде, и поводов довольно: тут тебе и пушкинские места, и родина моей покровительницы святой равноапостольной княгини Ольги, и немало почитаемых обителей. Поэтому когда представился случай составить компанию многоголосой ребячьей ватаге под предводительством давней компаньонки по подобным поездкам Мариной Петровой, я с радостью согласилась.

Путешествие однодневное, а потому программа его оказалась весьма насыщенной: Псков-Печоры-Изборск. Выехали ранним утром. Сразу же огорчил дождик, усердно поливавший ветровое стекло почти на протяжении всей Новгородской области. Однако по приближению к месту назначения асфальт оказался сухим, солнце прогнало тучи. Приятно удивила дорога, памятная по майской поездке в Беларусь: если по главной улице Сольцов тогда мы ехали еле-еле по выбоинам и дыркам на третьей скорости, сейчас практически всё это безобразие подзалатали.

В Пскове, куда мы немного опоздали, нас уже ждала экскурсовод Ирина Валерьевна. В стенах кремля, показавшегося мне гораздо аскетичней и лаконичней нашего новгородского, она рассказала историю возникновения города, строительства Троицкого собора, инициатором которого выступила княгиня Ольга (когда она стояла на берегу реки Великой, ей явилось видение в виде трёх лучей, указывающих на это место — именно поэтому храм решили посвятить Живоначальной Троице). Поднявшись по крутым ступеням широкой лестницы, оказались внутри храма на втором ярусе (это, кстати, четвёртое по счёту здание, предшественники либо сгорели либо были разрушены). Поразил старинный семиярусный иконостас, прекрасно сохранившийся, обильно украшенный сквозной объёмной резьбой.Основные мотивы резьбы связаны символически с образами Христа и Богоматери. Это крупные виноградные гроздья и листья, плоды смоковницы, цветы шиповника, бусины.  Гид кратко остановилась на  особенностях иконостаса, которых немало — например, самый верхний седьмой ряд изображает жен-мироносиц — скорее всего, для того, чтобы показать женщинам-прихожанкам пример, какой должна быть хранительница домашнего очага.  

Чудотворные

В Троицком соборе целый ряд и чудотворных икон, почти все украшают дары благодарных, просящих и получивших по вере своей.

Это Святая Троица (образ написан в классической псковской манере иконотворчества), целитель св. Пантелеймон, Псковская Божья Матерь, Чирская Богоматерь (Одигитрия, то есть путеводительница), но особое внимание привлекает икона Божьей матери «Псково-Покровская».

Икона Богоматери написана в память о чудесном заступлении Пресвятой Богородицы за город Псков во время его осады войсками польского короля Стефана Батория в августе 1581 года. Услышав о приближающемся неприятеле, псковский владыка обратился в Псково-Печерский монастырь с просьбой принести в город чудотворные иконы Божией Матери «Успение» и «Умиление», что и было исполнено. 27 августа, на следующий день после того, как польские войска окружили Псков, Божия Матерь явилась благочестивому старцу Дорофею, который молился в своей келье за городом. Старец видел её грядущей по воздуху с сонмом святых, поддерживаемой за руки преподобными Антонием Киево-Печерским и Корнилием Псково-Печерским. Пресвятая Богородица указала старцу Дорофею место на стене, где следовало дать бой осаждавшим, и велела принести туда Печерские чудотворные образы.

Через несколько дней начался приступ. Он был так силён, что враги пробили выстрелами из пушек пролом и завладели двумя башнями, где водрузили свои знамёна. Оборонявшиеся начали ослабевать, и в эту роковую минуту по приказу воевод к пролому были принесены мощи благоверного князя Гавриила и чудотворные иконы. До самой ночи продолжалась кровавая сеча. Баторий отступил.

Вскоре у самого пролома в стене была воздвигнута церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, и для неё написана Покровская икона по видению старца Дорофея, отчего её ещё называют «Явление Божией Матери старцу Дорофею».

В 1944 году немцами из Пскова был вывезен старинный список иконы. В 1970 году неожиданно стало известно его местонахождение. Икона экспонировалась на одной из мюнхенских выставок как экспонат из частного собрания. 31 августа 2001 года образ был передан патриарху Московскому и всея Руси Алексию II послом Германии в РФ. В 2002 году Псково-Покровская икона Божьей Матери вернулась на своё место в главном храме Псковской области — Троицком соборе.

Дети (а в поездке участвовали пяти- и шестиклассники и две девятиклассницы) слушали рассказ Ирины Валерьевны внимательно, некоторые даже решились приложиться к иконам.

Под сводами пещер

Далее наш путь лежал в Печоры, в Свято-Успенский Псково-Печерский мужской монастырь, в котором сейчас проживает немногим более сотни насельников. Он славен тем, что никогда за всю более чем пятисотлетнюю историю своего существования не закрывался (в межвоенный период и до 1944 года находился на территории Эстонии, благодаря чему и сохранился).

Здесь потрапезничали. После обеда мы должны были направиться в «Богом зданную пещеру» — монастырское кладбище, в 1473 году здесь была освящена выкопанная в песке пещерная церковь Успения (эта дата и считается временем основания монастыря).

Ещё раз убедились во фразе: неисповедимы пути Господни! Пока ждали сопровождающего, к нам подошла женщина: «Вы не из Малой Вишеры?». Я её узнала. Наша землячка любезно предоставила нам как-то фото для газеты с праздника. Она сказала, что приехала сюда с подругой из Боровичей и попросила разрешения посетить пещеры с нами (по одиночке туда не пускают, только экскурсии).

Как поведал монах Дионисий, захоронены в пещерах около 14 тысяч человек — за керамическими и известняковыми плитами захоронены кроме монахов, служивших в священном сане, ратные люди-защитники монастыря, предки А.С. Пушкина. М.И. Кутузова, М.П. Мусоргского, Суворовы, Нащёкины, Бутурлины, Мстиславские. Нас предупредили — от входа идут семь подземных галерей, так называемых улиц (протяжённость около двухсот метров), так что идти надо строго за провожатым, цепочкой, держась правой стороны. Свернёшь куда-нибудь в сторону (а кругом же кромешная тьма), и пиши пропало. Группа вышла большая: нас, 19 человек плюс две присоединившиеся, приплюсовали к такому же количеству рижан. Взяли по свечке, зажгли и двинулись.

Ощущения, когда идёшь по этому узкому коридору, трудно поддаются описанию. Благоговейный страх, удивление, смирение, трепет от соприкосновения с вечным. Запаха тления не ощущается, несмотря на почти полное отсутствие притока воздуха. Лишь иногда невесть откуда появившийся сквозняк норовит потушить свечку. На стенах то тут, то там надгробные плиты, надписи можно прочесть, но они на старославянском. Размеренная речь сопровождающего, мягкий песок под ногами, причудливой формы узоры природного происхождения на невысоких сводах. Людям с клаустрофобией здесь быть противопоказано! Температура тут постоянная, 5 градусов тепла, к концу похода даже слегка подзамёрзли.

В завершении центральной улицы пришли к кануну (специальный подсвечник в виде небольшого стола), за ним — большой деревянный крест, изготовленный из дерева, привезённого из Афона. К нему по очереди все и приложились (здесь можно просить о благополучии близких, к чему и призвал о. Дионисий: «Подумайте о своих мамах и папах, бабушках и дедушках и пожелайте им добра!»). Рядом покоится архимандрит Иоанн Крестьянкин, подвизавшийся в монастыре в 1967-2006 годах, маслом из лампадки у его надгробия монах помазал паломников, таким образом, мы получили как бы благословение батюшки Иоанна.

На обратном пути почти у всех уже потухли свечи, мы остались во мраке, даже голова закружилась, шли на ощупь, держась правой стены. В какой-то момент показалось: заблудились (провожатый оставался далеко позади с рижанами у креста), но вот впереди забрезжил свет от входной двери, а навстречу двигалась уже следующая группа. 

Райские кущи

Далее столкнулись с непредвиденным: нас почему-то не благословляли на подъём на Святую горку (туда пускают далеко не всех, ибо место это особое, туда поднимаются помолиться монахи). Однако после звонка Марины Александровны в канцелярию (прошение о благословении  подано заранее и был получен положительный ответ), разрешили пройти, даже без провожатого-монаха, с нашим экскурсоводом, правда, взяли с ребятишек ручательство, что они будут вести себя наверху тихо и соблюдать порядок.

Ход на Святую гору рядом со входом в пещеры. Двери открылись, мы поднялись по длинной крутой лестнице наверх. Даже запыхались.

Разительный контраст! Из почти что подземелья и тьмы — на такой захватывающий дух простор! Здесь раскинулся плодово-ягодный сад, напоминающий райские кущи. Яблони, отягощённые плодами, кусты смородины, даже грецкие орехи. И палитра деревьев от цвета охры до багряного просто сказочно хороша! Осень очень к лицу Печорам.

Подумать только — мы стоим как раз над теми пещерными галереями, где боялись дохнуть на свечку, чтоб она не потухла!

Итак, гора. Прямо под ногами — кровля Успенской церкви, словно выходящей из-под земли, перед глазами — кажется, руку протяни — достанешь — голубые купола с золотыми звёздами и крестами. А вправо от лестницы — колокольня.

Дорожка. Скамеечки. Беседка. Остатки массивных величественных дубов-ровесников монастыря. Деревянная церковь в честь Псково-Печерских преподобных, самая молодая из всех здешних (освящена в 1995 году). Основная часть её —  обычная клеть, простой сруб, характерный для русской избы. Такие храмы строили на севере при основании новых монастырей.

Под сенью одного из дубов — два огромных камня, один глубоко врос в землю, другой выдаётся из неё. К этим камням, вылезшим из  горы, тоже можно прикладываться как к святыням, что со всей серьёзностью мы и сделали.

Со смотровой площадки открывается вид на внутреннее пространство монастыря — сверху всё кажется ещё более красивым!

Спускаемся уже по другой лестнице, ведущей в хозяйственный двор (нам позволили пройти через этот уголок монастыря, сокрытый от глаз паломников и туристов).

Ребятишки всё это время не успевают щёлкать камерами и мобильниками, такого разнообразия осенних красок, такого ракурса, когда купола совсем рядом,  они ещё не видели.

Приобрели в церковной лавке сувениры и иконы. Одна из маленьких девочек показала мне красивую икону: святая великомученица Людмила. «Это бабушке, она у меня настоящая великомученица!». Другой пятиклассник обстоятельно докладывал по телефону, что папе он купил зажигалку, маме — массажёр (который они с приятелем потом полдороги осваивали, деревянный такой) и так далее. Последним пунктом нашей программы был Изборск, лежащий на обратном пути ко Пскову.

Рыцарские времена. Лебединое озеро

По преданию, древний город Изборск основан Словеном, сыном Гостомысла,  давшим ему имя Словенск, изменённое потом в честь Избора, сына Словена. По словам  летописи, в 862 (!) году) Изборск достался Трувору, младшему брату Рюрика, который был первым его князем

Дошедшая до наших дней крепость на Жеравьей горе относится к XIV веку, сохранились её стены и башни. Реконструирована только одна башня — Луковка. Остальные представляют собой голые стены, кромки которых поросли травой. Место такое, что на память приходят рыцарские романы, ристалища, всё дышит древностью. С Жеравьей горы здорово обозревать окрестности.

На береговой террасе Городищенского озера бьют Словенские ключи, иногда называемые ключами Двенадцати апостолов. Бьют они не менее тысячи лет. Несколько водопадиков весело журчат и манят к себе испить ледяной влаги и набрать её в прихваченные с собою ёмкости. Девятиклассница Настя, до этого демонстрировавшая мне отличные снимки монастыря в Печорах, попросила сфотографировать её, не удержалась от этого (обычно в святых местах позировать не люблю!) и я.

Вместе с Настей и её одноклассницей Машей прошли к озеру. Чайковский. «Лебединое озеро» — подумалось мне: стайка этих величавых птиц, белокрылых и сереньких, ещё не поменявших окраску подростков, приближалась к нам, словно специально, чтоб стать моделями для наших фото. Один из лебедей чинно прошёл к самой кромке воды и чистил перья, не обращая внимания на восторженные крики мальчишек и их поползновения.

— Вот это самое интересное за день! — восторженно прощебетала одна из младших девчушек, обгоняя меня.

— А вот мне в монастыре очень понравилось, такая красота! — возразила моя новая знакомая Анастасия.

Когда мы возвращались назад и подошли к крепостному рву, стал накрапывать дождик, солнце скрылось.

— То, что надо, без солнца! — констатировала Настя и продолжила «фотосессию» крепости.

— Всё равно ЭТО надо видеть своими глазами, понимаете, самим увидеть, — убеждала она потом меня и Машу, — фотографии атмосферы и красоты не передать!

А чего нас было убеждать, мы и так это поняли! Тут ощущаешь себя так, словно в старинную легенду на машине времени прикатил.

В Пскове попрощались с Ириной Валерьевной и поблагодарили её за терпение: с такой шумной компанией провести день, доходчиво скрупулёзно всё объяснять, иногда призывать к порядку, но довести экскурсию до конца — почти что подвиг!

… И двойные хот-доги

Домой вернулись за полночь — такой длинный день! Несмотря на столь утомительную дорогу (спасибо водителям Александру и Сергею за выдержку, беспокойный груз везли!), пассажиры не уставали покричать, побаловаться и подкрепиться, некоторые переживали, что деньги ещё не все успели потратить (вероятно, они жгли карманы!), раздавались просьбы и заехать… в Мак-Дональдс — это в 11-то вечера! А на автозаправке в Великом Новгороде умудрились ещё двойных хот-догов накупить — вероятно вместо Мак-Дональдса — и с удовольствием их поглощали. Водитель, ждавший окончание трапезы, чтобы направиться в конечный пункт, обернулся в салон и подытожил:

— Похоже, двойные в них уже не лезут!..

Дети есть дети, в них столько информации попытались втиснуть за один день, да ещё какой серьёзной! Но всё равно, в большинстве своём и смотрели во все глаза, и слушали, и запоминали, и фотографировали. Молодцы!

Спасибо всем за компанию, а особенно Марине Петровой, благодаря приглашению которой я могу сейчас писать эти строки.

Тиша(96)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *