Святая Карельская земля 23 августа 2014

«На далеком севере, в пустынном Олонецком крае, на берегу небольшого озера Важи, среди векового, почти непроходимого леса, увлажненного местами болотным мхом, расположена небольшая иноческая обитель — Важеозерская, или Задне-Никифоровская. Более уединенного места для обители, для подвигов молитвенных трудно, кажется, и не найти. На много верст вокруг нет никаких селений. Всюду пустынная тишина, все полно покоя, изредка нарушаемого голосами птиц, криком зверя да тихим звоном небольших колоколов монастырского храма. И паломников редко встретишь в обители, особенно зимою, когда вьюгами заметаются дороги, и самый след их изглаживается под сугробами снега…» — рассказывал в 42-м номере «Русского паломника» автор, побывавший там в 1900 году.
XVI в. Основание обители положено около 1520 г. препп. Никифором и Геннадием — учениками великого русского святого, преп. Александра Свирского.
Преп. Никифор родился в семье небогатых поселян в Важенском погосте, лежащем близ реки Свири, в 70 верстах от Олонца. Некоторое время он подвизался у прп. Александра в Свирском монастыре, но, не желая славы «и похвалы мира сего», ушел на озеро Важе, где уже в тесных землянках с немногими учениками молился Богу преп. Геннадий.
Подобно Геннадию, Никифор еще в юношеском возрасте почувствовал призвание к монастырской жизни и ушел от мира в обитель Александра Свирского. Здесь под руководством святого и предался иноческим трудам. Не довольствуясь постом и бдением, Никифор изнурял себя тяжелыми веригами, которые носил на голом теле. Весили они более 20 килограммов.
Видя такие подвиги, братия прославляла Бога, но Никифор всячески избегал похвал и скоро попросил прп. Александра Свирского благословить его идти в Киев на поклонение святым Печерским угодникам. Преп. Александр отговорил своего ученика от дальнего паломничества и посоветовал прежде сходить в обитель Воскресения Христова к преп. Кириллу, игумену Новоезерскому, побеседовать с ним о монашеской жизни и поучиться монастырскому уставу. «Когда придешь к Ново-озеру, лодки не ищи…, — напутствовал он своего ученика. – Отойди в сторону и молись, пока за тобою не приедут.
Преп. Никифор так и сделал. Достигнув озера, он не остановился в деревне Кобыльина Гора, а отошел в сторону и принялся молиться. Потом его сморило, и он прилег на камень отдохнуть. Скоро его разбудили. Никифор увидел незнакомого монаха, вылезающего из лодки. «Благослови меня, святой отец! – попросил преп. Никифор. – Прости, что уснул…». «Меня благослови! – ответил преп. Кирилл. Ведь ты послан духовным братом моим Александром – служителем Троицы. Преподобные обнялись, и дивный свет воссиял над ними, повествует предание. Восемь дней провел Никифор в Новоозерском монастыре. Прощаясь с ним, преп. Кирилл сказал: «Хотя мы имеем с братом Александром большое желание увидеть друг друга, но по Божиему изволению в нынешнем веке сего не сподобимся и увидимся, когда от тела разлучимся, а твои труды, четный отче, не будут забыты пред Богом».
С приходом преп. Никифора на озеро Важе образовался небольшой пустыннический монастырь и около 1530 г. был воздвигнут деревянный Преображенский храм. Скончался преп. Никифор 9 (22) февраля 1557 г. Погребли его рядом с преп. Геннадием в основанной им пустыни, с которым, однако, по предложению, он никогда не встречался.
Государь Иоанн Васильевич в 1557 г. даровал монастырю грамоту на владение пахотной землей «на все четыре стороны по версте, оприч мхов и болот, и глыб», а 1588 г. монастырь получил от государя Федора Ивановича еще одну царскую жалованную грамоту — на угодья и рыбные ловли.
НАЧАЛО XVII в. Почти незаметно для истории протекла жизнь Никифоровской обители, скрытой дремучим лесом. Но что скрыто от людей, то открыто Богу… Лишь в Смутное время бурные события не обошли стороной и обитель. Отряды литовцев, опустошая северные пределы России, напали и на беззащитную пустынь. Отшельники не оказывали сопротивления грабителям. Под ножами литовцев приняли смерть старцы Игнатий, Леонид, Дионисий, Федор, Ферапонт, Корнилий и Афанасий. Могилы страстотерпцев стали местом паломничества.
1-я ПОЛ. XIX в. СТАРЕЦ ИСАЙЯ. Долгое время древняя обитель не имела самостоятельности. Ее возрождение началось с 1800 г., когда она была приписана к Александро-Свирскому монастырю.
С 1830 г.здесь поселился строгий отшельник из Коневского монастыря о. Исайя с тремя учениками. В то время пустынь пребывала в совершенном запустении. Две ветхие деревянные церкви, деревянная же часовня, над тем местом, где почивали под спудом мощи основателей пустыни Геннадия и Никифора, две небольшие келии и хлебная, полуразрушенная временем, — вот и все постройки, сохранившиеся от некогда славной обители.
Опытный духовник и рачительный хозяин, о. Исайя, уповая на Бога, верил, по примеру древних подвижников, что «ни золотом, ни серебром, но трудами, пощением и слезами» воздвигнет и украсит забытую обитель преп. Геннадия и Никифора Важеозерских. Храмы восстанавливались в большей степени силами братии под общим руководством отца Исайи, который «не щадя сил старческих и здоровья, первым был на работах и самым усерднейшим молитвенником в церкви при совершении богослужения». Ревностно заботясь о внешнем благолепии обители, опытный и богомудрый старец не забывал и о духовном совершенствовании братии: ввел строгий устав по образцу святогорскому и сам следил за точным его исполнением.
Обладая обширными познаниями в Священном Писании и даром слова, он имел громадное нравственное влияние в наставлении, совете, поучении и руководстве не только среди братии и своих учеников, но и ученых людей. Известно, что отец Исайя пользовался авторитетом и уважением мудрого свт. Филарета, Митрополита Московского. Его ценил и чтил свт. Игнатий Брянчанинов, который отзывался об отце Исайе как о человеке, имеющем «обильную благодать Божию». Он обращался к нему как к «преуспевающему в умной молитве и сподобившемуся благодатного осенения» с просьбой о рецензировании ряда спорных духовных книг. Более того, о. Исайя был настолько близок со свт. Игнатием (Брянчаниновым), что неоднократно гостил у него.
И всещедрый Господь «по вере его дал ему». Бедная средствами, убогая зданиями, скудная братией Задне-Никифоровская Важеозерская обитель была возрождена. Стараниями и трудами отца Исайи в пустыне были сделаны каменные фундаменты у двух деревянных церквей, ветхая часовня над мощами преп. Геннадия и Никифора была перестроена, вновь было отстроено несколько братских келий
В 1840 г.число братии возросло до 15 человек. Наконец, в 1846 г. обитель, считавшаяся приписанной к Александро-Свирскому монастырю, по ходатайству отца Исайи перед Обер-прокурором Св. Синода при Преосвященном Венедикте графом Протасовым, указом Св. Синода была возведена в степень самостоятельной. К этому времени число братии увеличилось до 22 человек.
3 апреля (по ст. ст.) 1852 г. подвижник мирно почил о Господе на 72 году своей полной беспрестанных подвигов и молитв жизни. Тело блаженного старца похоронили близ стены часовни над мощами преподобных основателей обители Геннадия и Никифора. Когда же на месте часовни стали строить новый каменный храм во имя Всех Святых, освященный в 1858 г. ,то место вечного упокоения отца Игнатия пришлось под царскими вратами, где он покоится и поныне.
КОНЕЦ XIX в.Страшный пожар в 1885 г. уничтожил почти все деревянные монастырские строения. Братия разошлась по другим обителям епархии. В 1887 г. за устройство монастыря энергично взялся иеромонах Геннадий. На восстановление обители дал свое благословение и был первым щедрым жертвователем кронштадтский батюшка Иоанн Сергиев. Вместе с иеромонахом Геннадием, своим постоянным спутником по время поездок по Северу, он немало положил трудов для возрождения древней иноческой пустыни.
Монастырь вновь был отстроен с духовной и материальной помощью «Всероссийского батюшки» – св. праведного Иоанна Кронштадского, который неоднократно приезжал и останавливался в обители. В 1892 г. он освятил новую деревянную Преображенскую церковь. Именно в это время были построены дошедшие до нас храмы, игуменский и гостиничный корпуса. Обе церкви увенчали пятью главами. Во Всехсвятской, теплой богослужения совершались зимой, а после праздника Всех Святых служба переносилась в Преображенскую. При монастыре действовали портняжная и сапожная мастерские.
ВАЖЕОЗЕРСКОЕ ПОДВОРЬЕ.Духовное влияние обители было настолько велико, что в монастырь съезжались тысячи паломников со всей России. О значимости Важеозерского монастыря для Северо-Запада России говорит еще и то, что в тогдашней столице Государства Российского — Санкт-Петербурге было построено Важеозерское подворье, через которое поступала большая часть пожертвований. Располагалось оно за Невской заставой на бывшей Московской улице (ныне ул. Крупской, 5). Сейчас тут суд и военкомат. А в сентябре 1894 г. при служении о. Иоанна Кронштадтского было положено основание трехпрестольного храма в память спасения Государя–Императора, Царя-Миротворца Александра Александровича с семьей 17 октября 1888 г. при крушении царского поезда на Курско-Харьковской железной дороге. Это был большой каменный двухэтажный храм (епархиальный архитектор Н.Н. Никонов).
Св. прав. Иоанн Кронштадский жертвовал на строительство ежегодно по 1 тыс. рублей, привлекал новых жертвователей и благотворителей. «Дом трудолюбия», расположенный в примыкающем к храму пятиэтажном корпусе, был рассчитан на 200 человек и оказывал большую помощь окрестному фабричному населению. Летом 1929 г. храм закрыли.
XX в. СВЯТО – МИТРОФАНИЕВСКАЯ МУЖСКАЯ ПУСТЫНЬ.На другой стороне Важеозера в 5 км от обители располагался скит с церковью во имя святителя Митрофана, епископа Воронежского, построенный в 1904 г. предпоследним настоятелем Спасо-Преображенского Геннадиево-Никифоровского монастыря игуменом Митрофаном (1889-1911 г.г.) на месте, почитаемом местными жителями, как святом. Там с незапамятных времен стояла деревянная часовня.
РАЗОРЕНИЕ ОБИТЕЛИ.После установления советской власти монастырская жизнь прервалась. В 1923 г. обитель закрыли и на ее территории совхоз им. Зиновьева.
В 1935 г. пустынь подверглась разорению. Все монастырские иконы, книги, архивы, погост, братский корпус, монастырская стена, скит были уничтожены. На ее территории началось строительство Интерпоселка. Преображенский храм стал спортзалом, а Святодуховский — клубом.
После 1945 г.в стенах бывшей обители расположились колония для несовершеннолетних преступников и психбольница. Разумеется, все это привело к тому, что на момент передачи монастыря Русской Православной Церкви в 1993 г., практически все сохранившиеся постройки находились в аварийном состоянии.
ВОССТАНОВЛЕНИЕ МОНАСТЫРЯ.С 1991 г. по ноябрь 2000 г. монастырь был женским. Скудных средств, получаемых от пожертвований, хватало только на то, чтобы сохранить и только в малой степени отреставрировать храмы и гостиничный корпус. Обитель обеспечивала себя сельскохозяйственными продуктами от имеющегося хозяйства. Богослужения совершались в деревянном Преображенском храме. Малыми средствами храм отреставрировали: починили печи, установили новый иконостас. Началось восстановление колокольни. Были восстановлены каменный зимний храм во имя Всех Святых и надвратная церковь преп. Иоанна Рыльского. Несмотря на все сложности, монастырский устав отправлялся неукоснительно под духовным руководством игумена Илариона (Кильганова).
В 1999 г.была восстановлена Свято-Митрофаниева мужская пустынь, разрушенная в 20-х годах. Возглавлял строительство пустыни епархии иеромонах Паисий (Ковалев).
В это время в Питкяранте была обретена храмовая икона Важеозерских святых. Ее принес в Вознесенский храм юноша из Импилахти. Он рассказал историю спасения этого драгоценного образа. Ему ее поведала его бабушка. Во время гонения на Церковь часовня, в которой находилась эта икона, была превращена в конюшню. Из потоптанных лошадьми образов, которыми был устлан пол, бабушке удалось спасти только две иконы.
20 марта 2000 г.в монастыре сгорел небольшой деревянный надвратный храм во имя св. Иоанна Рыльского. Из-за нехватки средств он восстанавливался продолжительное время, и его реконструкция была окончательно завершена только в 1999 г. Несчастье случилось из-за неисправности печи старой конструкции, перестроенной из камина, которым при советской власти отапливался кабинет администрации психиатрической больницы. В 40-е году под него была переоборудована монастырская церковь.
Летом 2000 г.в Важеозерский монастырь были перенесены мощи блаженного инока Владимира. После разорения обители он жил в Санкт-Петербурге и был хорошо известен петербуржцам. Его почитали за подвижническую жизнь и трудный подвиг юродства. Отец Владимир говорил своим духовным чадам, что погребен будет в своей родной обители под звон колоколов у трех берез. Он почил в Санкт-Петербурге в 1928 г. Так на самом деле и случилось.
С ноября 2000 г.монастырю возвращен статус мужского. Сейчас в обители проживает 20 человек братии (из них 5 священников), 10 сестер образованной при монастыре женской общины, трудники.
Замечательна обитель и своими источниками. В годы советской власти применялись изощренные формы искоренения веры в Карелии. В Важеозерском монастыре, превращенном после разорения и расстрела монахов в психиатрическую лечебницу, родник, воду из которого никогда не брали для мытья посуды и прочих хозяйственных нужд, засыпали мусором. Об источнике пытались стереть даже память. Но в обители преподобных Геннадия и Никифора этого сделать так и не удалось. С 1991 г. по ноябрь 2000 г. монастырь был женским. Насельницы возрожденной обители родник вновь расчистили и восстановили над ним часовенку, на том самом месте, где когда-то она и стояла.
Приезжающие в Важеозерскую пустынь паломники вновь пьют из него прозрачную ключевую воду, омываются в его светлых струях, везут святую воду домой, беря ее из
надкладезной часовни в честь великомученика Никиты и часовни в честь святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Часовня Иоанна Крестителя сделана на мостках над Важеозером и в ней устроен баптистерий с купелью.

Тиша(30)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *