Благословенная Калужская земля

«Когда входите в монастырь, пусть ваша душа открывается навстречу любви Божией. Там все освящено, столько душ молится, подвизается, живет жизнью Божией» Старец Порфирий Кавсокаливит

Благословенная Оптина

Иоанно-Предтеченский Скит Оптиной Пустыни

Клыково. В гостях у матушки Сепфоры

Казанская Амвросиевская женская пустынь, что в Шамордино

Успения Пресвятой Богородицы Калужская Свято-Тихонова Пустынь

Рождества Пресвятой Богородицы Свято — Пафнутьев Боровский монастырь

Калужская земля… Быть может, не самая большая на великой Руси, но от этого – не менее прекрасная. Прекрасная своим историческим наследием, талантливыми писателями, учёными, художниками и музыкантами, вековыми лесами по берегам Угры и Оки, и, конечно же, – своими духовными святынями, куда вот уже сотни лет стремятся паломники со всего православного мира.

Первые упоминания о городе Калуге «на реке Оке, на высоком левом берегу» встречаются в 1371 году, в грамоте литовского князя Ольгерда к Вселенскому Патриарху, в котором о Калуге говорится как о пограничном городе, лежащем между владениями Москвы и Литвы. О самом же происхождении названия «Калуга» существует немало гипотез. Некоторые исследователи ищут созвучия с названием города в словосочетаниях «Ока-луга», «около луга», другие считают, что произошло оно от древнерусского «калыга», обозначающего «забор», «ограда», «улица», третьи – что «калуга» по местному диалекту – «полуостров, оток, калач». Почти три века подряд Калуга играла роль береговой крепости Московии на Оке, здесь, недалеко от устья Угры, был давно завязан тугой стратегический узел не только речных, но и сухопутных путей, ведущих к Москве из Литвы и Польши, из степной Орды. Не раз выдерживала крепость осады и штурмы, горела, разрушалась. Не раз возрождалась и отстраивалась заново, отбивая от своих могучих стен врага. Но к концу XVII века город утрачивает значение крепости, тем более пограничной – границы Московского государства далеко отошли от её пределов. Калуга становится богатейшим торгово-купеческим городом, наступает его архитектурный расцвет.

Об этом городе с более чем 600-летней историей, городе-крепости на крутой излучине Оки, городе воинов и ремесленников, купцов и промышленников, дворян и духовенства, крупном губернском центре можно прочитать очень много, впрочем, как и о людях, которые в разное время жили и творили на калужской земле. Каждый век приносил своих героев. Здесь рождались строки «Братьев Карамазовых» Ф.М.Достоевского. Калужский край запечатлен в творчестве А.С.Пушкина, И.С.Тургенева, А.Н.Толстого, А.П.Чехова, вдохновлял писателей А.П.Сумарокова, К.Г.Паустовского, поэтов М.И.Цветаеву, Н.А.Заболоцкого. И, конечно, всем известны такие имена, как адмирал Д.И.Сенявин и маршал Победы Г.К.Жуков, славянофилы, братья И.В. и П.В.Киреевские, математик с мировым именем П.Л.Чебышев, выдающиеся русские художники И.Я. Билибин и И.М.Прянишников, композиторы Н.П.Будашкин, Н.П.Раков, С.И.Туликов. Это и «колыбель космонавтики», связанная с именами гениальных К.Э.Циоловского и А.Л.Чижевского.

Сейчас Калуга – центр культурного и художественного расцвета, необыкновенно красивый город. Завораживает своим колокольным перезвоном главный символ города – Троицкий кафедральный собор – величественное сооружение в стиле русского классицизма, возведенное по смелому решению архитектора Ясныгина. Знамениты города Калужской области: Малоярославец, где в 1812 году прогремели героические сражения, не давшие Наполеону повернуть войска на юг России; Жуков – родина прославленного полководца, четырежды Героя Советского Союза Г.К.Жукова; Обнинск – наукоград, город высоких технологий, где была построена одна из первых в СССР атомных станций; Таруса – средоточие прославленных деятелей искусства, и ещё множество замечательных городов и посёлков, с которыми связаны значительные вехи в истории России.

Едем в Тихонову пустынь. В этой обители, основанной угодником Божьим Тихоном ещё в далёком XV веке, в эпоху духовного расцвета Святой Руси, на удивление спокойно – во время нашего приезда в монастыре, кроме послушников, не было ни души. По церковному преданию, преподобный Тихон Калужский принял монашеский постриг в Московском Чудовом монастыре, а затем, из-за любви к уединению удалился в дремучие леса неподалёку от Калуги. Жильём ему служило дупло исполинского дуба, пищей – травы и коренья, питьем – вода из колодца, ископанного им самим. С молитвой и терпением совершал преподобный свой подвиг уединённого жительства, за что и сподобился от Господа дара прозорливости и рассуждения. Находясь в этой намоленной и освящённой подвигами многих поколений монашествующих обители, мы имели возможность приложиться к мощам Преподобного Тихона, которые находятся в храме с иконостасом редкой красоты, и, конечно же, зачерпнуть святой воды из того самого колодца, который когда-то выкопал Святой. Скит в дубовом лесу, где расположен чудотворный источник, являл полную противоположность с храмами монастыря – множество людей с бутылками, вёдрами и канистрами выстраивались в очередь, чтобы набрать ледяной кристально-чистой воды. Вода из колодца обжигала лицо и руки, но после этого на душе стало удивительно легко – будто и нет усталости, что накопилась за день, будто ещё один ангел взял нас под своё надёжное крыло и понёс душу высоко-высоко над вековыми лесами Тихоновой пустыни…

Недалеко от города Козельска, на живописном берегу реки Жиздры, в зелени дремучего бора, засеки которого когда-то давно служили защитой от набегов татар и Литвы, поэтично раскинулась со своими церквами и многочисленными бойницами Оптинская Введенская Пустынь – один из самых знаменитых в православном мире монастырей. На протяжении столетий сюда шли писатели, учёные, простой люд и образованный, именитые люди и люди, которые просто искали помощи в своей жизни. Именно здесь многие почувствовали всю силу и красоту нашей веры, той веры, из которой даже в самые тяжкие времена черпались непонятные для многих отвага, мужество и крепость духа… Да и сейчас в Оптину пустынь стекается множество паломников со всего мира.

Уже подъезжая к монастырю, казалось, что и солнце стало светить ярче, и лица стали дружелюбнее – сила святого места чувствовалась на расстоянии. По преданию, монастырь был основан в XV веке раскаявшимся разбойником Оптой. Архитектурный ансамбль монастыря – возрождённые прямо таки из руин здания и храмы – стоящая на границе Руси обитель не раз подвергалась множеству бедствий: её разоряло литовское войско, её упраздняли, доводили до опустошения. В начале XIX века Оптина Пустынь начала возрождаться. Здесь, по примеру древних обителей и Афона соблюдалось старчество, известное только в немногих русских монастырях. После октябрьской революции монастырь был подвергнут чудовищному разорению – 20-е годы постепенно выгнали всех монахов, обезглавили многие уникальные храмы, сравняли с землёй могилы старцев… Только в 1987 году унылые развалины монастыря великодушно вернули верующим. Первым монахам было очень трудно – всё приходилось начинать с нуля, но в год 1000-летия крещения Руси в стенах Оптиной всё-таки состоялась первая служба. Многие реставрационные работы продолжаются и сейчас, но самое главное – монастырь действует, сюда не иссякает поток прихожан.

Что же привлекает сотни людей в стены обители? Наверное, не величественные соборы, не высочайшие колокольни, не седые стены монастыря и не драгоценности ризницы, а одно из самых удивительных и уникальных явлений в православном мире – старчество. По сути, старец – это мудрец, у которого можно спросить совета касаемо любой житейской проблемы. Старцы, имея чистое сердце, могли распознать добро и зло, чувствовали волю Божью. Они обладали особым даром духовного рассуждения, прозорливости, исцеления. Оптинское старчество было преемственным и продолжалось целое столетие, пережив немало зим как в прямом, так и в переносном смысле, и дав православию 14 старцев. Неудивительно, что к ним приезжали посоветоваться и даже поработать в уединении многие учёные, философы, писатели.

Святые места, несущие отпечаток вековой мудрости… Места, где родилась новая философия, появился новый человек… Само пребывание нас здесь – маленькое чудо. Никакими словами нельзя передать то светлое ощущение, которые мы испытали, войдя в стены монастыря. Природа и человек сделали здесь все, чтобы создать чудный, уютный уголок, в мечтательной тишине которого невольно забывается жизнь с ее обычными нуждами и заботами. В Оптинских храмах пахнет свечным воском и ладаном, повсюду разносится аромат цветов. Под их сводами ощущаешь себя наедине с Создателем – и течение мыслей идёт по другому кругу, и суматошная жизнь начинает казаться такой призрачной и зыбкой… Вопреки ожиданиям, здесь не встретишь ни угрюмости, ни отчуждения, ни неприязни – в глазах монахов лишь дружелюбие и бескорыстное желание помочь. Мы побывали почти во всех храмах обители, приложились к мощам Преподобных старцев, и даже посетили знаменитый Оптинский Скит – построенное ещё в 1821 году скромное жилище старцев. В одной из этих строгих комнат трудился и отец Амвросий – один из самых известных старцев-мудрецов. К его келье стекались за советом и утешением люди всех сословий и возрастов со всей России. По всеобщему и единодушному признанию старец был глубочайшим знатоком сокровенных движений души, опытнейшим разрешителем духовных и житейских недоумений, мудрейшим и любвеобильнейшим наставником. А после встречи с ним поражённый Достоевский создаст в романе «Братья Карамазовы» образ старца Зосимы.

Духовного утешения у старцев в стенах Оптиной искали Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев, А.С. Хомяков, С.А. Нилус, С.А. Есенин, А.А. Ахматова, Л.Н. Толстой, братья Киреевские.

Седые стены монастыря, строго оберегаемые традиции первых суровых подвижников, исцеляющая душу тишина – все это набрасывает на обитель полный благодати и привлекательности особый поэтический отпечаток. В эту обитель входишь одним человеком, а выходишь совершенно другими. Уже стоя за стенами обители, мне хотелось лишь повторить слова Николая Васильевича Гоголя: «Мне нужно ежеминутно быть мыслями выше житейских дрязг и на всяком месте своего странствования быть как бы в Оптиной пустыни…»

Старцы Оптинские, молите Бога о нас!

Вот и пролетели три дня на Калужской земле… Калуга, Полотняный Завод, Оптина пустынь, – воспоминаний об этих местах хватит ещё на долгое время. Но что ещё произвело неизгладимое впечатление, так это необыкновенно красивая природа.

Калужская земля – речной и лесной сердцевинный край России… Золотые стволы сосен, что растут по берегам Оки, уходят в небеса, а ветер ласково колышет листву могучих берёз… Не здесь ли набирались сил и духа для своих великих открытий Циолковский и Чижевский? Не отсюда ли начинался полёт дерзновенных мыслей о космосе и вселенной?

Сама Калуга также удивляет своей слитностью с природой. А что уже говорить о маленьких городках и посёлках, которые мы проезжали! Разноцветные деревянные избушки утопали в цветущих кустах сирени, а под окошками с резными наличниками тихо сплетничали старушки. Невиданной красоты пейзажи с видами на заокские селения проносились за окнами автобуса…

Калужская природа словно желала нам долголетия: чистый воздух соснового леса придавал сил, а кукушки, которые с первыми лучами солнца будили писателей, прокуковали всем как минимум 120 лет счастливой и интересной жизни.

Вот я и дома… Моя комната. На столе – иконы, привезённые из монастырей и храмов, книги, фотографии. Вспоминаются поездки, встречи, мудрые слова… Как-то Владыка Климент в своём выступлении сказал, что калужская земля особая, Богом избранная. Я поняла, что это не случайно. На её просторах сливаются в одно русло Ока, неиссякаемые источники высокой духовности и великой православной веры, народное искусство и звонкая песня, жизнь и творения выдающихся русских людей, история и вечность… Они наполняют сердце таким редким и таким большим счастьем. Счастьем, которым мне до сих пор хочется делиться…

Тиша(1103)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *